Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Театральная археология

Эсхил «Персы» в Центре Мейерхольда, режиссёр Теодорос Терзопулос, 2003

Пьеса
«Персы» Эсхила - единственная из дошедших до нынешних времён древнегреческих трагедий, сюжет которой основан не на античном мифе, а на реальном историческом материале – эпизоде из греко-персидских войн. Пьеса компактна, изящна, прозрачна: группа персов-старейшин (Хор) рефлексирует и тревожится по поводу отсутствия вестей о персидском войске, ушедшем на войну с греками. К ним присоединяется царица Атосса, мать главнокомандующего персов Ксеркса. Прибывает гонец с вестью о разгроме персов и гибели почти всего войска. Старейшины вызывают дух покойного персидского царя Дария, отца Ксеркса, чтобы получить от него совет – как жить персам дальше? С войны приходит побеждённый и униженный Ксеркс. «Персы» - это пьеса-размышление о войне, о зле, поражающем свой источник. Можно представить какой остросовременный спектакль поставили бы по этой трагедии Ю.Любимов или П.Штайн. Посмотрим, что получилось у Т.Терзопулоса.

Дыхательная гимнастика
Сценография спектакля похожа на авангардистскую инсталляцию: на чёрном полу очерчена белая широкая окружность, поначалу кажется, что окружность пунктирная, но приглядевшись, можно заметить чёрные мужские ботинки. Внутри круга - девять чёрных трапецеидальных тумб, на каждой из них стоит женская белая туфелька. В углу застыла девушка в чёрном платье. Женская фигура оживёт – и спектакль начнётся, выйдут девять босых мужчин, с обнажёнными торсами, в чёрных штанах, выстоятся кругом, и наденут, конечно, на руки ботинки (а куда же ещё!?). Девушка будет двигаться по тумбам, сбивая одну туфельку за другой. Всё это напоминает какой-то ритуал, все мужчины – вроде как единая человеческая масса, они и движутся все синхронно. Хор? Но если хор, то хор косноязычный, доантичных времён. Слова, произносимые участниками «хора» – часто неразборчивы, это восклицания (заклинания), произносимые хором, видимо, на греческом языке. Один из «хористов» грек, он произносит свой текст на греческом, впрочем, если бы все остальные артисты произносили свой текст на греческом, спектакль яснее от этого не стал бы. Совершенно очевидно, что это невербальный спектакль. Основной звук в нём – это звук человеческого дыхания, актёрами используется какая-то специальная техника выдоха – звук при этом получается громким, долгим и тягучим. Да и весь спектакль – это просто напросто демонстрация различных дыхательных упражнений, частично позаимствованных из хатха-йоги, и ничего более. Лучше всех владеет этой техникой актёр из Греции, он же является и ассистентом режиссёра. В этом чёрно-белом абстрактном пространстве и дыхательном рисунке Терзопулоса можно играть абсолютно любую пьесу:
- например, «Ревизор». Девушка в чёрном платье – городничий, сообщает пренеприятную весть, остальные девять чиновников громко дышат, падают и пачкаются в белой извести.
- «Чёрное молоко» Сигарева, белый мел только надо поменять на чёрный, а чёрные штаны «хористов» на белые, пол тоже сделать белым, тумбы можно не перекрашивать.
- …
Конечно, данная схема Терзопулоса никак не раскроет ни одну из вышеперечисленных пьес, как она не раскрыла эсхиловских «Персов», потому что она – абстрактна, а любая пьеса, даже античная – конкретна.

Учиться, учиться, учиться
В своём интервью радиокомпании «Маяк» Терзопулос говорит о педагогических (учебных) целях работы над «Персами»:
«ТЕРЗОПУЛОС: Мы с Фокиным вместе выбрали эту пьесу, потому что это произведение так же, как и "Вакхи", и "Жабы", имеет педагогический характер. Речь идет о постановке этой трагедии в рамках педагогической работы. Здесь идет учеба, идет и творческий процесс».

Не трагедия
Обязательными элементами трагедии являются: потрясение и очищение (катарсис), если этих элементов нет (а их не было в спектакле), то нет и трагедии. Терзопулос в интервью говорит исключительно об учебных целях и характере спектакля. В более ранних интервью, Терзопулос позиционирует свой способ постановки античных трагедий (свой метод) как универсальный. Понимая, что ничего универсального в жизни не бывает, а уж в театре – тем более, я всё-таки отнёсся к этим заявлениям Терзопулоса с интересом и пониманием, я видел, он умеет делать фантастические вещи: уж очень мне нравился его спектакль «Квартет» по «Опасным связям» Ш. де Лакло и Хайнеру Мюллеру с Демидовой и Певцовым. Что же случилось в Москве с его методом? Предполагаю: либо метод не сработал, либо не хватило ресурсов на полноценную постановку, трагедии не получилась, и, маэстро на ходу переориентировал задачу спектакля: из трагедии в учебный экзерсис, а в афише и программках лейбл забыли переклеить.
Критерием истинности любого метода (теории) является практика. Я не поверю в метод Терзопулоса до тех пор, пока не увижу живой античный театр Терзопулоса, живой спектакль, созданный по его методике, живой спектакль, а не мастер-класс, я в его универсальную методику не поверю. В «Персах» ему в заслугу можно поставить лишь то, что он показал ритуально-обрядовые корни, истоки античного театра (но это театральная археология, а не Театр) и продемонстрировал уникальные разминочные упражнения для артистов (это мастер-класс, а не Театр).
Персы
Tags: Терзопулос, ЦИМ, Эсхил, театр
Subscribe

  • Жидкие революционеры

    Гвозди б делать из этих людей: Крепче б не было в мире гвоздей. Николай Тихонов. Баллада о гвоздях (1919) Революционеры нулевых, прототипы…

  • Помутнение, или В душе покоя нет

    Фёдор Достоевский «Преступление и наказание», Театр Приют комедианта, режиссёр Константин Богомолов, 2019 Нет, батюшка Родион Романыч, тут не…

  • И Gorby такой молодой!, или Миша + Рая

    «Горбачёв», режиссёр Алвис Херманис, Театр Наций, 2020 Армянское радио спрашивают: а почему Горбачёв везде возит с собой Раису Максимовну?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment