Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Моя коммуналка

Навеяно воспоминаниями vetavolskaya Коммуналки

Я жил в коммуналке, в которой не было коммунальной «кишки», этой коммунальной «клоаки», не было коммунального коридора. Во дворе было крылечко, входная дверь в квартиру никогда не запиралась, потом две ступеньки вниз, и узенький короткий проход по полу из камней, в щелях между которыми рос зелёный мох, вёл сразу на огромную кухню. Из кухни уже расходились двери в комнаты (всего их было пять) и туалет. В одной комнате не было окон и там жила слепая бабушка. Я тогда думал так: ей дали эту комнату потому, что она ничего не видит. Ванны в квартире не было, мыться ходили по воскресеньям в Оружейные или Селезнёвские бани. Самым страшным местом в квартире (да и в жизни!) был туалет – там за журчащей трубой на стене висела нога соседа дяди Коли (видимо это был запасной протез) – страшная, жёлтая, неживая. В туалет я ходил «бегом», на ногу старался не смотреть, но к моему ужасу мой взгляд почему-то всегда к этой ноге приклеивался.
Может потому, что в той квартире не было коммунального коридора-клоаки, может потому что там я провёл лишь раннее детство (от рождения до школы) но, я помню, что там не было ни скандалов, ни ссор, ни разборок и не было плохих людей. И вообще, то ощущение человеческого братства, которое там царило и которое я помню (оно внутри меня) – я не встречал больше нигде и никогда. Я – единственный ребёнок в этой квартире. Я выхожу из нашей комнаты и могу идти направо в комнату к бабе Груше (она меня часто угощает конфетами), или прямо в комнату к тёте Наде (эта одинокая женщина часто печёт какие то тортики с самодельными и очень вкусными кремами, печенье и т.п. и меня ими угощает), или налево к слепой бабушке (не помню уже – как её зовут), она всегда сидит на пороге своей комнаты у кухни, и рассказывает всякие байки, истории и сказки, или (самое интересное) прямо и налево – к дяде Коле и тёте Тане, Юрке и Тамаре (это их взрослые дети), у них - фантастических размеров комната, разделённая нишами и барьерчиками с колоннами на комнаты поменьше, в одной из них – рояль (именно рояль, не пианино), на нём мне можно бренчать, в просторах этих комнат – играть, с Юркой – болтать и меняться монетами и марками, на Тамару – просто любоваться (это – фантастической красоты женщина, сейчас таких, увы, уже нет). Везде меня любят, везде мне радуются, улыбаются, называют меня только ласково – jeanixик.
Когда меня мама привела записывать в детский сад, воспитательница предложила выбрать мне шкафчик с картинкой "самолётик" или "утёнок", такую же картинку нужно было сделать (вышить) самим, принести в сад и пришить к одеялу - так метились детские постели. Я выбрал утёнка, по маминому лицу я понял, что такого утёнка она никогда не вышьет. Утёнка, жёлтого, с пушком, с красным клювом и лапами вышила для меня тётя Надя.
Или можно взять и выбежать во двор. Там – тоже все свои, друзья и соседи. Это – замкнутый московский дворик с одним главным входом на улицу и чёрным выходом в Косой переулок. В этом же дворике, в соседнем одноэтажном домике в три окна живёт мой дедушка, моя крёстная и мои три старшие сестры. С сёстрами меня отпускают во внешний мир - пить квас на перекрёсток и даже в кино, или в театр кукол (он – через квартал, на Маяковке), или в сад «Эрмитаж». Перед дедушкиным домиком палисадничек с лавочкой и несколькими деревцами. Когда я прихожу из детского садика, дедушка мне показывает: «jeanixик, смотри!», я гляжу – одно из деревьев усыпано конфетами, я кричу: «Дедушка! Они опять выросли!!!» и набиваю конфетами карманы. Дедушка смеётся. Москва, Каляевская улица, дом 12, квартира 4. Мир, которого больше нет. Мир, который всегда со мной.
Tags: Каляевка, жизнь
Subscribe

  • Жидкие революционеры

    Гвозди б делать из этих людей: Крепче б не было в мире гвоздей. Николай Тихонов. Баллада о гвоздях (1919) Революционеры нулевых, прототипы…

  • Помутнение, или В душе покоя нет

    Фёдор Достоевский «Преступление и наказание», Театр Приют комедианта, режиссёр Константин Богомолов, 2019 Нет, батюшка Родион Романыч, тут не…

  • И Gorby такой молодой!, или Миша + Рая

    «Горбачёв», режиссёр Алвис Херманис, Театр Наций, 2020 Армянское радио спрашивают: а почему Горбачёв везде возит с собой Раису Максимовну?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 26 comments

  • Жидкие революционеры

    Гвозди б делать из этих людей: Крепче б не было в мире гвоздей. Николай Тихонов. Баллада о гвоздях (1919) Революционеры нулевых, прототипы…

  • Помутнение, или В душе покоя нет

    Фёдор Достоевский «Преступление и наказание», Театр Приют комедианта, режиссёр Константин Богомолов, 2019 Нет, батюшка Родион Романыч, тут не…

  • И Gorby такой молодой!, или Миша + Рая

    «Горбачёв», режиссёр Алвис Херманис, Театр Наций, 2020 Армянское радио спрашивают: а почему Горбачёв везде возит с собой Раису Максимовну?…