Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Жизнь под прессом страха и ограничений

«Дневник Анны Франк» Театр Вахтангова, руководитель постановки Римас Туминас, режиссёр Екатерина Симонова, 2019

12 июня 1942 г.
Надеюсь, что я всё смогу доверить тебе, как никому до сих пор не доверяла, надеюсь, что ты будешь для меня огромной поддержкой.
Дневник Анны Франк (1942 – 1944)


В спектакль включаешься сразу же, с первого выхода всех героев этой истории на авансцену, и первых слов Анны, обращённых одновременно и к своему дневнику, и к нам, к зрителям, людям из 21 века. Театром тут тонко уловлена верная интонация спектакля, простая и искренняя, фоном звучит старинная песенка на идише, что придаёт этой истории национальный колорит и бросает на неё трагический отсвет, всё это рождает пронзительный взгляд на происходящее на сцене.
Я говорю об истории, поскольку режиссёр подошла к этому каноническому дневниковому материалу, написанному в формате писем к подруге, творчески вдохновенно, вместо архаичного литмонтажа, с его неизбежной монологичностью и некоторой дидактичностью, ею написана по дневнику полноценная пьеса с сюжетом, с конфликтами, с диалогами и общими разговорами, с разнохарактерными персонажами, история о том, как восемь человек, две еврейские семьи и один одиночка, прятались от фашистов в тайном убежище в 1942-1944 г.г. в Амстердаме. Неожиданный формат документального театра. Роль тайного убежища убедительно играет Симоновская сцена Амфитеатр – мрачное тёмное помещение среди неоштукатуренных кирпичных стен, минимум простой мебели чёрного цвета – стол и несколько стульев, по числу укрывшихся в этом тайном ковчеге.
Главных тем, сплетающихся между собой, четыре: ограничения, страх, единение и несбывшееся.
Ограничения. Чтоб спасти свои жизни, все эти люди выпали из обычной жизни, из своих профессий и занятий, из привычного быта, они заключены в замкнутом пространстве наедине друг с другом, как в тюремной камере, только вместо надзирателя – связной, приносящий один-два раза в неделю еду и информацию из внешнего мира, нет возможности выйти отсюда и погулять. Эта замкнутость, отключение от прежней жизни и зацикленность друг на друге рождают перманентные конфликты и ссоры.
Страх. Он нависает над людьми как невидимый, но давящий пресс, он давит и давит: «вчера в городе были облавы... вот-вот сюда с обыском придёт полиция... вот уже кто-то ходит по первому этажу... вот...» и все замирают, словно вжимаются в стены. В этой жизни под прессом ограничений и страха, два человеческих полюса: есть СТРАХ и есть страх – Ян Дуссел и Анна Франк. Дуссел потерял себя в опутавших его ограничениях, он словно парализован страхом – так его играет великолепный эксцентрический актёр Владислав Демченко, доставшийся вахтанговцам при ликвидации театра имени Симонова. Анна ещё подросток, ей 13-15 лет, её играет сокурсница режиссёра по Щукинскому театральному институту – замечательная Мария Риваль, главное в Анне – она живая, она живёт, смотрит на людей и на кусочек доставшегося ей мира, широко открытыми глазами, читает книги, учится, взрослеет, влюбляется, первая любовь, влюбиться то можно только в кого-то из обитателей этого тайного ковчега.
Единение. Оно здесь есть, оно не может не быть, единение человеческих душ пред мраком небытия, которое где-то рядом. Праздник Ханука, в свете зажжённых свечей лица людей светятся душевной теплотой, Анна, милая Анна, дарит каждому подарок, каждому особый, специально для него сделанный или подобранный, и каждый одаренный распахивается, излучая благодарность, доброту и любовь.
Несбывшееся. Это самый пронзительный эпизод спектакля, сделан он режиссёром пантомимически, без слов, смешно и серьёзно одновременно: девочки-подростки, сёстры Марго и Анна, играют во взрослую жизнь – засунули под платье жестяные носки, и вот они взрослые дамы с большой грудью, накинули на голову и плечи тюль, и вот одна из них невеста, а другая, накинувшая на верхнюю губу кончик косички – жених с усами. Тюль скомкали и прижали к груди, и побаюкали – ребёнок родился, твой ребёночек.
Но всё-всё это остаётся в несбывшемся, потому что в финале приходит сухая документальная реальность, страшная человеконенавистническая реальность. Та самая еврейская песенка, что звучала в прологе, сейчас обозначает её трагическую сущность.

Дневник Анны Франк
Tags: Анна Франк, Вахтангово, Екатерина Симонова, Туминас, театр
Subscribe

  • без

    Валерий Печейкин «Человек без имени», Гоголь-центр – коллективное сочинение, 2021 Дыр бул щил убещур Алексей Кручёных (1912) Россия без царя…

  • Детство, которое всегда с тобой

    Михаил Зощенко «Лёля и Минька в Школе клоунов», режиссёр Михаил Левитин-младший, Театр Эрмитаж, 2013 Счастливая, счастливая, невозвратимая пора…

  • Театру быть!

    Михаил Дурненков «Вечно живые. История в лицах» Театр Современник, режиссёр Виктор Рыжаков, 2021 27 ноября. 11 вечера. Студия Просмотр «Вечно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 28 comments

  • без

    Валерий Печейкин «Человек без имени», Гоголь-центр – коллективное сочинение, 2021 Дыр бул щил убещур Алексей Кручёных (1912) Россия без царя…

  • Детство, которое всегда с тобой

    Михаил Зощенко «Лёля и Минька в Школе клоунов», режиссёр Михаил Левитин-младший, Театр Эрмитаж, 2013 Счастливая, счастливая, невозвратимая пора…

  • Театру быть!

    Михаил Дурненков «Вечно живые. История в лицах» Театр Современник, режиссёр Виктор Рыжаков, 2021 27 ноября. 11 вечера. Студия Просмотр «Вечно…