Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Женщина за гранью нервного срыва

Человеческий голос / The Human Voice, режиссёр Педро Альмодовар / Pedro Almodóvar, Испания, 2020

Вчера ещё в глаза глядел,
А нынче — всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел, –
Все жаворонки нынче – вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»
Марина Цветаева (1920)


Какое-то не совсем обычное помещение, то ли задник театральной сцены, то ли склад – некрашеные стены, высоченный потолок, лестницы, электрощитки. Женщина в роскошном красном бальном платье. Актриса? Её крупный план – что-то с ней не то. На щеке дрожит нервная жилка, лицо будто разрывается сильнейшим внутренним напряжением. Чуть позже она будет покупать в магазине инструментов топор, продавец, запаковывая покупку, пристально взглянет на неё – что-то с нею ведь не то?
Что с ней? У неё дома всё станет ясно. Она вытащит из гардероба его костюм разложит на кровати и будет пытаться его разрубить, раскрошить тем самым только что купленным новеньким топором, а потом, обессиленная упадёт рядом, и даже попытается обнять его, но, увы, не Его. Он позвонит и тогда всё окончательно прояснится. Её раздирает адская боль случившегося любовного разрыва, первая и вторая стадия принятия неизбежного – отрицание и гнев: «мой милый, что тебе я сделала?!» Тильда Суинтон играет фирменную альмодоварскую тему – «женщина на грани нервного срыва», играет столь невероятно, столь мощно, не щадя себя, что её несчастная героиня – это женщина за гранью нервного срыва, женщина внутри которой такая адская боль любовного разрыва, что эта боль становится пламенем. И это огненное пламя в финале вырывается наружу, сжигая её уютный мир, её гнев и её отрицание случившегося разрыва.
В этом пламени невозможно не заметить две фишки, одну жизненную, вторую киношную:
1) в этой огненной боли есть оттенок благодарности – «мой милый, спасибо тебе за то счастье, что ты мне дал, любовь – это ведь счастье! хотя и боль тоже»
2) можно назвать это условностью, или театральностью, я называю это кинотрюком, создающим замечательный всеобъемлющий образ боли-отрицания-гнева-любви, страшный больной лик любви: пламя то полыхает не только в кинокадре, но и вне его, пламя то – больше чем кино. Адепты олдскульного классического кино, скорее всего, этот трюк не примут: «кино – это ведь кино». Нечто подобное впервые (в 21 веке) использовал Ларс фон Триер в «Догвилле»: «кино – это ведь не только кино».

Человеческий голос
Tags: Альмодовар, кино, лики любви
Subscribe

  • без

    Валерий Печейкин «Человек без имени», Гоголь-центр – коллективное сочинение, 2021 Дыр бул щил убещур Алексей Кручёных (1912) Россия без царя…

  • Детство, которое всегда с тобой

    Михаил Зощенко «Лёля и Минька в Школе клоунов», режиссёр Михаил Левитин-младший, Театр Эрмитаж, 2013 Счастливая, счастливая, невозвратимая пора…

  • Театру быть!

    Михаил Дурненков «Вечно живые. История в лицах» Театр Современник, режиссёр Виктор Рыжаков, 2021 27 ноября. 11 вечера. Студия Просмотр «Вечно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 41 comments

  • без

    Валерий Печейкин «Человек без имени», Гоголь-центр – коллективное сочинение, 2021 Дыр бул щил убещур Алексей Кручёных (1912) Россия без царя…

  • Детство, которое всегда с тобой

    Михаил Зощенко «Лёля и Минька в Школе клоунов», режиссёр Михаил Левитин-младший, Театр Эрмитаж, 2013 Счастливая, счастливая, невозвратимая пора…

  • Театру быть!

    Михаил Дурненков «Вечно живые. История в лицах» Театр Современник, режиссёр Виктор Рыжаков, 2021 27 ноября. 11 вечера. Студия Просмотр «Вечно…