Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Ад внутри

«Гамлет (Сумарокова)» Театр Человек, режиссёр Владимир Скворцов, 2019

Спектакль начинается с протяжённой паузы, во время которой успеваешь разглядеть всех героев, находящихся на сцене, и догадаться – кто из них есть кто. Светлый матерчатый задник представляет собой оммаж «Гамлету» Любимова-Боровского-Высоцкого – перевёрнутый крест с таганского задника-стены, перечёркнутый большим иксом, указывающим, что это будет совсем другой «Гамлет». Общее с шекспировской историей здесь лишь одно – исходное событие, случившее до начала пьесы, убийство отца Гамлета и незаконный захват трона Клавдием. Весь остальной событийный ряд тут другой. Здесь не нужно устраивать никакой «мышеловки», чтоб удостовериться в вине злодея, здесь всё ранее случившееся всем известно – кто и как убил, исполнитель – Полоний, замысел и концепция – Клавдий и Гертруда. Здесь из груди Полония весь спектакль торчит рукоятка кинжала, когда кто-нибудь трогает или случайно задевает её, тот морщится от боли, воткнутый в него кинжал – это символический знак свершённого им преступления и одновременно – отметина неизбежной мести.
Режиссёрский ход, с помощью которого построен спектакль – как бы двойное существование персонажей, сосуществование в них человека и символа, такие на них символические костюмы, так устроены мизансцены, так организован звуковой ряд, так подаётся стихотворный классицистский текст, что в каждом из четырёх главных героев зритель видит и живого человека с его страстями-идеями-поступками и со сбивчивым воспалённым дыханием, и одновременно – символическую фигуру убийцы-злодея, у каждого из которых свой кипящий ад внутри. Диапазон этого внутреннего ада широк, тут и мучительно раскаивающаяся и раскаявшаяся злодейка – «разверсты пропасти, и ад меня пожрёт», тут и злодей упёртый, но страшащийся этого своего ада – «и этот ад теперь всегда со мною?», тут и злодей без границ, вырастающий в настоящего упыря, тут и злодей потенциальный, в котором пока лишь дух смутился, его внутренний ад – это ад выбора: убить или не убить, финал – открытый, спектакль заканчивается тем же его вопросом к самому себе, которым он открывался – «Что делать мне теперь?», впускать ли внутрь себя ещё и ад злодейства или нет? Почему-то хочется, чтоб он этого не делал.

Гамлет (Сумарокова)
Tags: Скворцов, Сумароков, Человек, театр
Subscribe

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 37 comments

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…