Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Не взлетевший гусь и воспаривший праздник

Виктор Астафьев «Пролётный гусь» МХАТ имени Чехова, режиссёр Марина Брусникина, 2002

Не взлетевший гусь
«Видно это чёрт угораздил меня притащиться на это скушное зрелище! Ведь знал же что чтецкий театр – это не мой театр, это не Театр!» - мысленно восклицал я после первого действия. Смесь пронафталининной эстетики чтецкого театра филармонических обществ ***-летней давности и скромной художественной самодеятельности – это «Пролётный гусь». До боли знакомые мизансцены, костюмы артистов (чёрный верх–чёрный низ), «вставные» песенки, словно вставные блестящие металлические зубы в вялом старушечьем рту, чтецкая манера подачи текста (нейтрально, как бы от автора, с быстрой сменой регистра – перевоплощением в героя в ударных диалогах-монологах, затем – обратно) – всё это было-было много-много раз. Актёры несколько раз сбиваются и в этом спектакле (чего во мхатовских спектаклях практически никогда не бывает): это свидетельствует о том, что актёры не живут в образе, а просто «читают» текст В.П.Астафьева. Временами было так скучно, что даже «старался на сцену не смотреть», впрочем, спектакль можно было смотреть и с закрытыми глазами – ведь это же Радиотеатр, а его достаточно просто слушать. Всё-таки М.Брусникина – не режиссёр, а преподаватель художественного слова в Школе-студии. Нельзя именно этот своеобразный астафьевский рассказ ставить так рутинно, нельзя этот рассказ инсценировать без роли Автора! Ведь это именно Автор (кричащий от боли и ненависти В.П.Астафьев) сажает в неведомом посёлке Чуфырино мелкого начальника на персональную «Волгу» в 1949 году (!?), а не горком или партком (чего он никогда не мог сделать), именно Автор изливает свою желчь устами простой тётки на начальника (к тому же матери этого же партработника). Некоторые другие «спорные» детали рассказа и чувства Астафьева-2000 были вырезаны из текста при переносе рассказа на сцену. Возможные решения для адекватной постановки этого рассказа были, например, таковы:
- ввести роль автора (подходящий кандидат – фронтовик В.Кашпур), как это было сделано в современниковском «Эшелоне» или мхатовском «Воскресении». Но только этот Автор вёл бы себя неправильно, по-астафьевски, он не комментировал бы действие, как Рощин или Качалов, а, волнуясь и горячась, сжигая свои нервы, перебивал бы из 2000-2002 года своих героев в 1949 году, и конечно в состоянии аффекта, он уже и не помнил бы - на каких машинах ездили тогда главначпупсы;
- был бы записан голос звукоимитатора (имитирующий В.П.Астафьева), который звучал бы по радио, откуда-то сверху, словно Оттуда, куда он ушёл 29 ноября 2001 года, в «спорных» местах подавая реплики.
Режиссёром же был выбран безрежиссёрский вариант – рутинное художественное чтение. Антирезультат: в рассказе 3 (три) смерти. Смерть – это Великое таинство Жизни. Так вот – Таинств никаких в спектакле не было, была просто рутинная читка.

Воспаривший праздник
«Видно это мой Ангел в антракте не позволил мне уйти! Ведь не мог же я догадаться, что после антракта, начнётся мой Театр!» - мысленно восклицал я после второго действия. Немного поредевшие после антракта ряды позволили мне пересесть с края 4-го ряда в середину 2-го. Начало действия – продолжение чтения, только ещё в более быстром темпе и в мажоре – что-то про дядю Дмитрия, тётку Авдотью, а затем начался Театр – возник он где-то с застолья. С песнопениями на сцене возник Праздник, бабушкин Праздник, Праздник Жизни, возник Театр.
Пролётный гусь
В «Бабушкином празднике» есть перекличка с «Деревянными конями» тех времён, когда они шли на Старой Таганской сцене, там тоже всё начиналось с деревенских запевок, а то был настоящий Театр. Театр – это мгновенное рисование на сцене визуальных образов мгновенно исчезающими красками человеческой души и тела. Это всё во второй части было - в каждом деревенском герое я видел его характер, видел его жизнь, видел его судьбу. Центром спектакля для меня были Арсентьев и Трошин. Было в спектакле воссоздано и Таинство Ухода: это когда в финале актёры сели на лавочке по-деревенски рядком, посмотрели в глаза зрителям, и по очереди стали рассказывать о том, что в таком составе это был Последний праздник той большой семьи. Жизнь - это и есть мимолётный и преходящий Праздник бытия.
Марина Брусникина, так кто же Вы - Режиссёр или преподаватель? Почему в первой части актёры лишь Читали, а во второй части – Играли?
Tags: Астафьев, Брусникина, МХТ, театр
Subscribe

  • без

    Валерий Печейкин «Человек без имени», Гоголь-центр – коллективное сочинение, 2021 Дыр бул щил убещур Алексей Кручёных (1912) Россия без царя…

  • Детство, которое всегда с тобой

    Михаил Зощенко «Лёля и Минька в Школе клоунов», режиссёр Михаил Левитин-младший, Театр Эрмитаж, 2013 Счастливая, счастливая, невозвратимая пора…

  • Театру быть!

    Михаил Дурненков «Вечно живые. История в лицах» Театр Современник, режиссёр Виктор Рыжаков, 2021 27 ноября. 11 вечера. Студия Просмотр «Вечно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments