Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Любовь земная

Джузеппе Верди «Травиата» Геликон-Опера, режиссёр Дмитрий Бертман, 2019

Опера поставлена весьма жёстко, действие перенесено на полстолетия в будущее, в конец XIX века, Виолетта – не великосветская куртизанка, а проститутка в обычном парижском публичном доме. А аристократический бал, которым открывается опера – это вечеринка в борделе, женский хор – это работницы этого заведения, они полуодеты, в своей рабочей униформе – корсет, атласные трусы с кружевами, подвязки, чёрные чулки, мужской хор – это посетители заведения. Итак, на сцене – бордель эпохи Мопассана и Золя, в центре – рабочая комната Виолетты, постель на металлической кровати, умывальник, стул, пара эротических картин на стене, дверь, потёртая и зашмыганная руками многочисленных посетителей.
Жёсткий бертмановский подход отжимает из этого сюжета псевдоромантику, оставляя в нём суть – историю любви и смерти, а волшебная музыка Верди поднимает её над банальным бытом, обозначая высокую миссию любви и фатальную неотвратимость смерти. Любовь тут, как и смерть, вполне земная, Альфред – один из клиентов Виолетты, во время визита признаётся ей в любви, когда заканчивает своё признание, в дверь уже проходит новый посетитель. Проститутка ошеломлена и растрогана – «Любить я не умею и не стою Вашей возвышенной любви», но ответное чувство всё же в ней зарождается, её ариозо «Как странно, как странно!» свидетельствует о том, что она уже влюблена – «О, неизведанная радость – любить и быть любимой!»
Вторая картина – это светлое будущее двух влюблённых, они в белых одеждах в белом пространстве белого зала, только – светлое и хорошее впереди, но … приезжает отец Альфреда – Жорж Жермон, он вмешивается, и когда он её убеждает покинуть его сына, для блага их семьи, задняя белая стена уходит вверх, и за ней – её рабочая комната в борделе, пора-пора ей возвращаться на работу в публичный дом.
Умирает она в какой-то каморке по форме похожей на её рабочую комнату, но каморка более обшарпанная и мрачная, умирает не столько от болезни, сколько от разрушенной любви – так спето, Альфред ведь исчез. Смерть сыграна весьма физиологично – с судорогами, обмороками, потом свет меркнет, светящимися линиями подсвечивается каркас комнаты, говорящие ей слова утешения – Альфред, Жорж, доктор – поют их уже откуда-то извне, на самом деле, это она покидает этот мир – комната медленно поднимается вверх, она встаёт с постели, идёт к двери, открывает, там – пустота … и … свет, потом свет тихо угасает, тьма.

Травиата
Tags: Бертман, Верди, Геликон-опера, опера, театр
Subscribe

  • Синдром Александра Блока

    Фанфан – аромат любви / Fanfan, режиссёр Александр Жарден / Alexandre Jardin, Франция, 1993 Я люблю, и любуюсь, и жду Переливчатых красок и…

  • футляр, футляр

    Альфредо, Альфредо / Alfredo, Alfredo, режиссёр Пьетро Джерми / Pietro Germi, Италия, Франция, 1972 Некогда говаривали: брак – это как осажденная…

  • эгоизм vs. любовь

    Студентка / L'etudiante, режиссёр Клод Пиното / Claude Pinoteau, Франция, Италия, 1988 Впрочем, любовь не заглядывает в метрические записи. Никто…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments