Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Categories:

Жизни карнавал

Алексей Казанцев «Кремль, иди ко мне» в Школе Современной Пьесы, режиссёр Борис Мильграм, 2003

Карнавал
Действие спектакля разворачивается во время Первого Российского Карнавала. Молодые люди, развалившиеся в креслах первого ряда партера и задравшие ноги, обутые в кроссовки, на сцену, по-новорусски наивно переспрашивают друг у друга: «А в каком году он был?» Правильный ответ: «Всегда». Драматург А.Казанцев и режиссёр Б.Мильграм рассматривают карнавал как одну из фундаментальных форм организации жизни: всё течёт, всё изменяется, меняя маски и лики, причёски и костюмы, речи и интонации. Вчера ты был любимым мужем, сегодня: ты - муж обманутый, вчера: ты - сотрудник КГБ (НКВД, ФСБ, МВД, ФАПСИ – ненужное зачеркнуть), сегодня: ты - «оборотень в погонах» на службе у олигарха – это противно, конечно, особенно когда увидишь Олигарха (его играет большая кукла, будто сбежавшая из телепередачи «Куклы», и загримированная под Филозова), пожирающего огромным ртом сосиски из чужого холодильника, но – «Кто же будет платить ТАКИЕ деньги в старой Конторе?», вчера он сжимал тебя в своих страстных, молодых, свежих объятиях и шептал нежные слова, сегодня: ты - стареющая и уже ненужная любовница, просто использованная как ступенька в карьерном движении вверх, вчера: ты - никому не известный заикающийся новичок, сегодня: ты – кумир миллионов, ты – телезвезда, ведущий ток-шоу «Как стать богатым и здоровым, и не быть бедным и больным».

Карнавальность
Карнавальность достигается довольно-таки простыми, но эффективными театральными средствами:
- масочностью, «масочным» исполнением ролей, актёры играют чуть-чуть остранённо, немного несёрьёзно, причём персонажей в спектакле раза в 3-4 больше чем артистов, которых всего трое – А.Филозов, М.Хазова, А.Зуев. Актёры мгновенно надевают на себя роли как карнавальные костюмы и маски, причём актёры-мужчины играют, в том числе, женщин, а актриса - мужчину, невозможно забыть широкобёдрую и полногрудую Аглаю Леопольдовну, даму со смачным южным говорком в исполнении Филозова, а, глядя на стройные длинные ножки персонажей Зуева, не сразу сообразишь, кто перед тобой – Антуан или Антуанетта;
- оперностью. Когда карнавальность ситуации доходит до полного абсурда, герои спектакля начинают по-оперному петь – и арии, и песни, слова ведь уже не могут выразить всю полноту абсурдности перманентных изменений;
- джазовостью. Перед сценой стоит пианино, героиня Хазовой, заблудившись в «карнавале» жизни, вдруг начинает джазовую импровизацию на тему «Парня молодого полюбила я», героиня Филозова подыгрывает и на крышке пианино, и на клавишах, идёт джаз в четыре руки;
- картонностью, наивностью декораций (художник Б.Лысиков). Вместо занавеса – складная картонная гармошка, которая то сдвигается, то - раздвигается, открывая, то гигантского Олигарха, то – новый ракурс Кремля, который опять не идёт ко мне (Николаю Оннову, главному герою спектакля).
Двигаются по сцене узенькие ширмочки, вращаются трёхгранные призмы, «карнавалятся» маски-персонажи, и в этом карнавально-театральном калейдоскопе отражаются приметы прошедшего десятилетия, вечные приметы жизни: купля-продажа, любовь, деньги, предательство, олигархи, «приехал муж из командировки…»

«Кремль не ходи ко мне! Не надо!»
Николай Оннов сетует: как можно жить в этой продажной преступной стране, где власть (Кремль) забыла про свой народ. Он готовит ТВ-передачу на эту тему, в заставке которой маленький мальчик говорит: «Кремль, иди ко мне!» И время от времени повторяет эту магическую фразу, обращаясь к кремлёвскому пейзажу за окном. И вдруг Кремль идёт, ИДЁТ! Он почти уже просовывается в окно! И тогда героям (и зрителям) становится понятно – пусть он лучше не идёт, а остаётся там, где он был, вдалеке от народа. У них (кремлей) – своя жизнь, у нас – своя, единожды нам, гостям этого мира, данная. Пронзительный монолог Н.Оннова «Я летал над церковью…» зал провожает аплодисментами – ничего не даёт такого острого ощущения жизни, как полёт над землёй – «Ты и мироздание, ты и твоя жизнь», всё остальное исчезает в эти мгновения, жизнь - ведь это тоже полёт из точки Р. в точку С.
Кремль, иди ко мне
Tags: Мильграм, ШСП, театр
Subscribe

  • Дегустация. Продолжение

    Мне мимо носу решето С клубникой проносили летом. Марина Цветаева. Феникс (1919) Продолжаем дегустировать вкусное антиковидное. Сегодня…

  • Свежее антиковидное средство

    Нам с сестрой тоже позволяли кушать клубники сколько угодно. Сергей Тимофеевич Аксаков. Детские годы Багрова-внука (1856) Говорят, что помогает…

  • Отражение отражений. Литературные отблески

    Евгений Водолазкин. Брисбен, 2018 Сергей Николаевич. Театральные люди, 2019 Захар Прилепин. Обитель, 2014 Владимир Рецептер. Смерть Сенеки,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments