Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Categories:

Обретение памяти

Винфрид Георг Зебальд «Аустерлиц» БДТ, режиссёр Евгения Сафонова, 2019

В БДТ поставили первый великий роман XXI века – «Аустерлиц» Винфрида Георга Зебальда.
Интернет-мем


В спектакле, продолжительностью полтора часа, собственно Театр занимает десять последних минут. Один час двадцать минут идёт инсталляция текста. Её выполняют три девушки, сидящие на двух кожаных «ломакинских» диванчиках, установленных на просцениуме, и молодой парень, сидящий за столом. Подача текста производится монотонными абсолютно механистическими голосами, очищенными от интонаций и эмоций, дополнительно используется формальный механический приём – через каждые примерно 5-6 слов делается пауза, продолжительностью в полторы секунды, причём место паузы в вербальном потоке носит случайно-алгоритмический характер и никак не связано с семантикой текста. Парень иногда перебирает чёрно-белые фотографии и тогда они проецируются на экран в зеркале сцены. Время от времени к инсталляторам присоединяется человек зрелых лет, в финале станет понятно, что именно он представляет главного героя, чаще всего его голос звучит за сценой, откуда-то из зала, голос такой же безинтонационно-нейтральный, иногда он появляется на сцене, и тогда там смутно, буквально на считанные минуты, проявляется декорация – две комнаты, в стенах которых от пола до потолка – стеллажи с небольшими квадратными ячейками, в ячейках – бумаги. Инсталляция – это бессобытийный театр текста, очищенный от визуальности и перевоплощения. Эта редукция канонической театральности режиссёром сделана для создания и представления образа памяти, этот образ у зрителя возникает не сразу, а к исходу первого часа текстовой инсталляции, память эта существует где-то, в документах, в фотографиях, в других людях, во безличных фрагментах текста, который подают инсталляторы. У главного героя памяти о своём происхождении нет, он был вывезен маленьким ребёнком в Англию из терезинского гетто под Прагой, и до взрослых лет не знает своего настоящего имени и фамилии. Когда в комнате с ячейками с ним происходит обретение памяти, инсталлятор перестаёт существовать сам по себе, память пробуждается в нём, он воплощается в живого человека, обретает не только память, но и психологию, и объём, садится на авансцене лицом к зрителям, и, волнуясь, рассказывает, как он входит в парадную дома №12 по улице Шпоркова в Праге, узнаёт:
- жестяной ящик у самого входа на стене
- мозаичный цветок с восьмью лепестками, выложенный белыми шашечками на выщербленном каменном полу
- влажный запах известки
- плавно поднимающуюся лестницу
- похожие на орехи шишечки, расположенные по всей длине перил
Поднимается на последний этаж, звонит в квартиру, в открывшуюся дверь выдавливает: «Я ищу госпожу Агату Аустерлицову, которая, возможно, жила тут в 1938 году». В ответ слышит – «Жак, неужели, это ты!» Да, это Он. Обретая память человек становится самим собой. Теряя память, человек теряет себя.
 Аустерлиц
Tags: БДТ, Зебальд, Сафонова, театр
Subscribe

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • И вот

    гул затих, я вышла на подмостки из-за занавеса...

  • Жан-Клод Карьер: писать кино

    Морис снова смотрит в сторону Мадлен. Морис. Редко когда увидишь такую красивую женщину. Вместе с той, что утром я видел на почте, получается уже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments