Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Categories:

Пока жареный петух не клюнет

Николай Римский-Корсаков «Золотой петушок» Геликон-опера, режиссёр Дмитрий Бертман, 2018

В спектакле органично соединены фантастическая сказка, ядрёная сатира и забавная комедия, и всё это триединство вырастает из римско-корсаковской музыки. Оркестр под управлением Федосеева звучит концентрированно, ёмко, внятно и выразительно отыгрывая все причудливые музыкальные ки-ри-ку-ку.
Первый «Золотой петушок» Бертмана, поставленный в Геликоне ещё в 90-е, был политически острым, там откровенно пародировалась государственная дума и колоритные думари тех лет. В новой версии режиссёр-постановщик уходит от политической конкретики и ставит оперу о типовых (но не топовых) национальных чертах, и это типовое узнаваемо, и в управленцах, и в народе.
Додон придерживается популярной среди менеджеров высшего и среднего звена парадигмы правления – управлять лёжа на боку в баньке, массажистки почёсывают при этом ему спинку, разминают ножки, приносят холодненькое пивко, есть ещё и преданная помощница Амелфа, она может и порулить объектом управления, когда вылезать из чана с тёплой мыльной пеной неохота, ну а когда жареный петух поклёвывать начинает, то в распоряжении правителя стол с длинным рядом разномастных телефонов, по ним можно указаний надавать.
Поход сыновей Додона, а потом и его самого с войском – это поездка за границу, в Европу, вместо войска с ним обычные чиновники в штатских серых костюмчиках, сыновей Додон находит в невменяемом состоянии накаченными наркотиками, а заграница пленяет и соблазняет Додона, и его народ своим золотым блеском и великолепием. Надо сказать, что невозможно не плениться это поистине заграничной Шемаханкой (у нас таких нет!), её волшебным пением, её золотыми одеждами, её танцем, её грацией.
Победный марш-парад додонцев по возвращении домой – это их радостные выходы по прилёту из аэропортовской таможни, каждый нагружен заграничной добычей, везут столько, сколько могут унести-увезти, и сколько разрешат таможенники. Что везут: шубы-шубы-шубы, там они красивей, моднючей и эффектней, шмотки-шмотки, санкционку: сыры и хамон.
Додон, как известно погибает от поклюва Золотого Петушка, но тут его насмерть клюёт жареный петух, тот самый, который пока не клюнет мужик не перекрестится. Народ растерян – «кто же нами будет править/руководить?» В волшебной нише-зеркале, где появилась Шемаханка, возникает клон-двойник Додона, народ может не волноваться, всё будет по-прежнему, в соответствии с национальной традицией.
Tags: Бертман, Геликон-опера, Римский-Корсаков, театр
Subscribe

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…