Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

маленький БОЛЬШОЙ человек

Джон Миллингтон Синг «Герой» РАМТ, режиссёр Нина Чусова, 2002

Перевёрнутое пространство
Пространство маленькой сцены РАМТа, где чуть более полугода назад состоялась премьера «Шинели», опрокинуто: там, где сидели зрители - теперь сцена, и наоборот. И в этом есть нечто символическое, ибо история маленького человека, точно такого же, как и Башмачкин, здесь перевёрнута на 180 градусов, он стал большим.
Перевёрнут и жанр спектакля, там была драма, здесь драматический шарж. Там было всё серьёзно и пронзительно-трогательно, здесь - карикатурно и очень смешно, но не менее пронзительно. Надо сказать, что шарж - редкий гость на московской сцене, если, конечно, не считать шаржем то, что перманентно производят некоторые мэтры режиссуры (например, А.А.Житинкин). Первое, что вспоминается из данного жанра - это «Баня» по Маяковскому, шедшая, здесь же, в РАМТе, на большой сцене лет 10 назад. Там шаржировалась уходящая коммунистическая эпоха - хмуро-серьёзные лица начальников, чёрные шляпы, тёмные плащи, важно выставленные животы вперёд и щёки в сторону, но в том спектакле это не было основной краской, кроме карикатуры там был настоящий феерический постмодернистский калейдоскоп. В «Герое» режиссёр избирает шарж в качестве основного строительного материала спектакля. Символично, что Победоносиков из «Бани», С.Серов, здесь опять играет очень важное лицо - папу главного Героя, для его сына, Кристофера, он даже больше, чем главначпупс. Н.Чусова, как Д.Менделеев, словно провела в этой крохотной лаборатории театрально-химический эксперимент и выделила этот редкий театральный элемент, шарж, в «чистом» виде. Герои предстают не в виде живых людей, а карикатур. Для этого используется грим, пластика, мимика, костюмы, фактура актёров, музыка, и ... актёрский и режиссёрский гений. Шарж получился очень-очень-очень смешным! Смех не стихает на протяжении всего действия. Наблюдается даже такое редкостное явление, как смех над смехом. Дело в том, что карикатуры получились красочными, утрированными и заострёнными до невероятности, и в то же время живыми и человечными. Когда я сквозь хохот на них смотрел, я мысленно произносил - «Такого в театре не может быть! Это возможно только в мультфильме!». Но это было, было в театре, поверьте, я это видел:
- маленького серенького человечка, размером не больше собаки Кристофера Мехоуна (П.Деревянко);
- огромных размеров бой-бабу вдову Куин (Е.Галибина), которая брала этого человечка одной рукой под мышку и уносила. А сцена соблазнения вдовой Мехоуна - это почти отрывок из фильма Ю.Махульского «Кингсайз», помните, там по огромной женщине-горе бегал маленький лилипутик, и восхищённо кричал: «О! какая ты красивая!», но там-то это было в кино;
- девушку с кукольными мозгами Пегин (Т.Матюхова);
- её отца ушлого, худого и вёрткого, как отвёртка (Ю.Балмусов);
- огромный мешок довольства, добропорядочности, который всё может купить, по имени Шон Кьоу (А.Гришаев);
- дремучего деспота-монстра с проломленным черепом, старика Мехоуна (С.Серов).

Маленький человек, что же дальше?
Он появляется - маленький, скрюченный, заикающийся, с лицом мышиного цвета, «этот гунявый придурок», как называет его папаша. До этого казалось, что Башмачкин - самый маленький человечек на свете. Оказывается, Кристофер - ещё меньше. Акакий Акакиевич всё-таки был человеком, а Мехоун - карикатура на маленького человека. Его красочный рассказ про ежедневный путь мимо навозной кучи, про охоту на рыб и кроликов с помощью вил - делают его ещё меньше. И вот первый переворот в его жизни - эти люди-карикатуры, толпа, вдруг начинают его считать Героем. И он потихоньку, пугливо, вздрагивая, не веря им и самому себе, начинает вылезать из своей скорлупки. Любопытен сон, который он видит - две феерические женщины в светящихся одеждах (Куин и Пегин?) борются между собой (за него?), а потом появляется огромный, размером с грудную клетку взрослого человека кулачище и грозит (ему!).
Потом происходит ещё один поворот - он меряет новый костюм, и серая краска смывается, и ... под краской обнаруживается человеческое лицо! И с этого момента, он уже не карикатура, а человек! И он оказывается, может полюбить женщину, и она его. И слова любви он произнсёт вдохновенно, как поэт. А потом будет ещё несколько переворотов, и самым чудесным будет последним, в результате которого он поймёт, что из маленького стать БОЛЬШИМ, стать не карикатурным, а настоящим - очень просто, и дело не в людях, которые назначат тебя героем, а в тебе, и для этого надо просто взять и смыть серо-мышиный цвет со своего лица.

Карикатура на человечество
Как и в «Стеклянном зверинце», в этом спектакле играет программка - на ней много-много портретов героев - Харриссон Форд, Жириновский, М.Дуглас, Машков, ..., или их экранные образы? Кто их сделал и делает героями и кумирами? Да мы сами! За что? За то, что они не сделали, как и Мехоун. Спектакль-то этот - шарж на всех нас.

Удивительный спектакль
Карикатура, но не злая, а добрая, смешная и умная - невероятное сочетание!
Какие добрые лица были у зрителей, когда они выходили из зала, потому что все улыбались.
Какое долгое послевкусие после него, и сколько много мыслей он подарил!
Герой
Tags: РАМТ, Синг, Чусова, театр
Subscribe

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment