Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

«Стеклянный зверинец» в РАМТе

Воспоминание
Крохотное пространство Маленькой (скорее всё-таки крохотной) сцены РАМТа, где весной украли Шинель у Башмачкина, чуть-чуть расширено - получилась комната в форме неправильного многоугольника. Пара прозрачных (?!) то ли стеклянных, то ли пластмассовых ширм, лодочка с мачтой, но без паруса, напротив зрителей на стене огромное зеркало, закрытое портретом (много лет назад сбежавшего отца?) почему-то в виде вертикальных жалюзи, бордовый атласный пуфик в форме, то ли сердца, то ли конфетки, музыка, приглушённо звучащая, словно из открытого окна - Армстронг, джаз, американцы начала 20 века, необычный оркестрик из трёх музыкантов (скрипка - альт - виолончель), время от времени исполняющий причудливую и запоминающуюся мелодию, и самое главное - свет: несколько софитов светят (но не слепят - свет какой-то рассеянный) в лицо зрителям, в результате: лица актёров видимы, словно, в световой дымке, а все остальные предметы и звуки - непонятно, как сюда нападали. Всё правильно - это пьеса-воспоминание, а воспоминания всегда немного ирреальны и обрывочны, и всегда видятся сквозь паутину времени. Актёры играют, словно традиционной невидимой четвёртой стены между сценой и зрителями нет - Арманда, беседуя по телефону с подругой - обращается к какой-нибудь даме из зала, некоторые монологи героев обращены к напрямую зрителям, интонации при этом какие-то нетеатральные, а искренние. Всё правильно - воспоминания, они ведь всегда сугубо личностные, и идут откуда-то из глубин человеческого «Я». Поэтому к «Тебе» герои и обращаются.

Материнство
Каждая постановка всегда открывает что-то новое в этой пьесе. Помню, В.Н.Левертов в ГИТИСе прочитал её как историю распада семьи. РАМТ исполняет эту пьесу, словно блюз из двух частей, или воспоминание из двух снов. Первое действие - блюз о матери, материнстве. Арманда (Л.Гребенщикова) - истинная мать. Всё-всё работает на свет материнства, словно озаряющий её героиню:
- увядающая, но не сдающаяся времени женственность
- её просьбы, скорее мольбы, обращённые к сыну
- заботы о дочери
- взгляды, какими она смотрит на детей
- воспоминания, которыми она делится с дочерью и сыном
- старомодное вечернее платье, которое она надевает ради дочери
- портрет женщины с нимбом на голове на титульной странице программки – Святая Мать.

Молодость
Второе действие - блюз о молодости. Приходит гость, Джим (И.Исаев) и сразу заполняет собой, своей энергией всё пространство, концентрирует всё внимание зрителей. Лаура (Т.Матюхова), лишь подыгрывает ему. Молодость - это открытие мира, уверенность в неограниченности своих возможностей. И радость этих открытий он ежесекундно демонстрирует. Его монологи:
- о трёх китах демократии - знаниях, деньгах и власти
- о своей любимой девушке - это просто поэма любви
- о комплексах, которые люди (и он сам) несут в себе, и которые они сами в себе открывают и изживают,
вдохновляют зрителей, и словно заряжают его энергией. И.Исаев обратил на себя внимание в «Лоренцаччо» своей мощной энергетикой и выразительной пластикой. То, что он делает в «Зверинце» - это фантастика!

Что вспоминает человек в минуты грусти? Самое дорогое и самое памятное - маму и молодость. Вот этим самым дорогим и памятным РАМТ со своими зрителями и поделился.
Tags: Огарёв, РАМТ, театр
Subscribe

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments