Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Любовь и смерть под увеличительным стеклом

Мне грустно.
Мне грустно оттого, что мне девятнадцать лет.
И я влюбилась в человека, которому за пятьдесят.
И я знаю, что он скоро умрёт.


Э.Хемингуэй «Последнее свидание в Венеции» в ШДИ, режиссёр Дмитрий Крымов, 2016


Д.Крымов (предполагаю, что вместе с А.Боровским) придумал очередную новую театральную форму, на стыке оптических фокусов, театра и кино – театр под увеличительным стеклом. Весь спектакль, в котором лишь два героя, он и она, и несколько вспомогательных персонажей, идёт в окне, в которое вставлены увеличительные стёкла, они увеличивают героев, создавая своего рода театральный крупный план, а когда эти окна-двери иногда открываются, и в проёме видишь не увеличенных, а просто артистов, слышишь разочарованный шёпот соседей по зрительному залу – «Какие они маленькие!», на самом деле они – не маленькие, просто так работает оптика наших глаз, привыкшие к крупному, они обычное видят мелким. Это окно-лупа – и окошко венецианского ресторана, где встречаются он и она, и гондола, скользящая по венецианским каналам, саму Венецию в этом скольжении играет чёрно-белая фильма и бумажные крымовские домики с подсветкой. Он и она разговаривают – о любви (о своей любви), о войне, и о смерти, приходящей на войну и с войны. Смотришь – не отрываясь, зрелище ведь эксклюзивное, таких крупно-крупных планов на театре ещё не было, и темы её и его разговоров на их последнем свидании – любовь и смерть, должны пронзать, ведь нет важнее и главнее тем в человеческой жизни, да и в искусстве, но не пронзают. Тут, на мой взгляд, немного против спектакля, против этих главных тем, работает его уникальная форма – застеколье, пусть и увеличительное, оно несколько изолирует от зрителя искренность персонажей, и ещё: стилистике Хемингуэя свойственно смешение, переплетение текста и подтекста, нельзя сказать, что подтекста в диалогах совсем нет, он есть, но здесь он не в хемингуэевских объёмах присутствует.
Tags: Крымов, театр
Subscribe

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…