Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Categories:

Так - победили!, или Сдача и поражение русского интеллигента

Доходное место – фундаментальная категория общественного бытия. Предлагаю посмотреть, как менялось отношение к этой сущности на протяжении XX века и в начале века XXI, взглянув в театральное «Зеркало сцены».

«Так – побеждаем!», или «Доходное место» в театре Революции (постановка Всеволода Мейерхольда, 1923)
Декорация была придумана художником Шестаковым вместе с Мейерхольдом в конструктивистском стиле – сцену перегораживала выгородка из темного лакированного дерева, она выглядела как гигантская мебельная стена, у её подножия из темноты возникали и в темноте растворялись фантасмагорические фигуры продажных чиновников – юсовых, вышневских, белогубовых. Наверх вели две лестницы, расположенные по краям: справа - винтовая, по ней крутили свой чиновный «хоровод» служаки-взяточники, слева – прямая лестница шла в «скворешник» - маленький «домик», в котором жили влюблённые - Жадов с Полиной, жили, словно, птички, паря над грешной землёй. Новаторское прочтение режиссёром пьесы Островского заключалось, прежде всего, в образе Полины. Эта девушка, сыгранная Бабановой, любила своего Жадова чистой любовью, любила без всякой корысти. Люди старого мира, мать и сестра подучили её, она лишь протранслировала своему мужу их текст, ничего в нём не понимая. Помню, что ключевая сцена ссоры Полины и Василия была разыграна на лестнице, Бабанова спускалась из своего «гнёздышка» по лестнице на 2-3 ступеньки вниз, потом поднималась на 1-2 вверх, и при этом произносила свои обвинения, но они, будучи разделены её движениями и паузами звучали незначимо, и выглядели лишь какой-то игрой, при этом взгляды, которые она бросала на мужа, сидевшего в семейном «скворешнике» были полны любви. Сколько тревоги и боли было в глазах Полины, когда она слушала монолог Жадова о своих погибших светлых юношеских мечтах! Это был спектакль о драматической судьбе двух любящих, искренних, чистых сердец, непонятно как сохранившихся в грязном хищническом мире. Это был спектакль о крушении старого прогнившего мира, ибо в финале было очевидно, что время юсовых и вышневских ушло, а у честных, замечательных, молодых людях – всё будет хорошо, ведь Мы – побеждаем! Сезон 1923-24 г.г., ещё жив Ленин, позади – гражданская война, впереди – светлое будущее!
Доходное место. Театр Революции

«Так – победим!», или «Доходное место» в театре Сатиры (постановка Марка Захарова, 1967)
В.Н.Жадов в исполнении Андрея Миронова был Интеллигентом, попавшим в своеобразный экономико-социологический эксперимент, в котором - Хозяева жизни, бюрократы:
- мощный, властный Вышневский (Менглет);
- жёсткий, хитрющий Юсов (Папанов), казалось, будто бы рычащий своим незабываемым «волчьим» басом: «Жадов! Ну, погоди!»;
- плотный, сытый, жирующий Белогубов (Пороховщиков)
вытеснили интеллигента на периферию жизни, и вот, он потерянный, жалкий приходит к Вышневскому и тихо говорит: «Дядюшка …», ещё тише: «извините меня…», чуть слышно: «дайте мне место…», тихим-тихим шёпотом: «где бы я мог что-нибудь приобресть». В Сатировском зале, обычно наполненном шёпотом и шуршанием конфетных фантиков (сникерсов и чипсов тогда ведь ещё не было) – звенящая тишина, даже в амфитеатре чётко слышно каждое слово. На сцену выходят все герои спектакля – чиновники, прислуга, массовка, все смотрят на Жадова. А он, понурив голову, идёт к рампе, поднимает голову и обращается к зрителям: «Я могу поколебаться, но преступления, подлости не сделаю …», Миронов произносит свой монолог, напрямую обращаясь к зрителям, сидящим в зале, и зритель видит и понимает, что интеллигент – не сдаётся в том жестоком эксперименте, что проводит с ним жизнь (оклад – 70-90руб., совместительство не разрешено). Не сдавшийся Жадов ещё долго молча смотрит в зал, словно безмолвно обращаясь к зрителям: «Не сдавайтесь!», и эти мгновения – были самыми пронзительными и значимыми в спектакле. Интеллигент проигрывал в схватке с жизнью, но его и зрителей не покидала Надежда: Так – победим! Сезон 1967-68 г.г., впереди – Пражская весна и не иссякающий энтузиазм, косвенно отражённый в ночных очередях за театральными билетами на Таганку и в «Современник».
Доходное место. Театр Сатиры

«Так – победили!», или «Доходное место» в театре Сатирикон (постановка Константина Райкина, 2003)
Островский звучит в «Сатириконе» остросовременно, огромный зал жадно ловит буквально каждое слово, звучащее со сцены. И, подозреваю, дело не только в «стильном европейском платье» (хотя и в нём – тоже), а, прежде всего, в том, что театр увидел в словосочетании «Доходное место» - один из главных священных символов нынешнего времени. Тонкошеий идеалист, нелепый Жадов - объект насмешек не только для серьёзных людей на сцене (Вышневского, Юсова, Белогубова), но и для серьёзных людей, сидящих в зале, приехавших на спектакль в Марьину Рощу на хороших автомобилях (ими уставлена вся площадь перед зданием театра) из офиса, вроде того, где занимается бизнесом Вышневский, или с деловой встречи в ресторане (сауне, клубе, бизнес-центре – не нужное зачеркнуть), вроде той, что проводили в трактире Юсов с Белогубовым. Жадов входит в спектакль в нелепом жёлтом плаще свободного покроя, он смешон и нелеп, этот «цыплёночек». От его «пламенных» речей уши вянут не только у его дядюшки, но и у зрителей. Нет в нём силы и ума, не боец, да и не жилец он, потому все его убеждения – ничего не стоят, ничем не подкреплены, нелепый человек, живущий поперёк времени.
Его антиподы – серьёзные положительные люди, занимающиеся нужным обществу и людям делом - бизнесом:
- симпатичный крепыш Вышневский – неудачлив в семейной жизни, да и к своему бизнес-финалу он приходит с поражением, но от сумы, да и от тюрьмы не зарекаются в России даже всесильные олигархи, не говоря уж о бизнесменах средней руки;
- «ржаной мякиш» Юсов (Сиятвинда) – «отчего ты дедушка такой мягкий? – да мяли много» - бывалый служака, досконально знающий все бизнес-процессы и правила;
- прагматичный Белогубов - нежно любящий муж и удачливый бизнесмен;
производят, в отличие от деграданта Жадова, вполне адекватное положительное впечатление. И лишь вследствие какого-то лингвистического атавизма царских и советских времён, дело которым они занимаются, называют со сцены не бизнесом, а взятками. Но в обществе, в котором выпускник милицейского ВУЗа получает зарплату в 5000руб., а поступление в этот ВУЗ стоит 5000USD, эта игра слов, как и пиар-акции по аресту несчастных оборотней в погонах, ввести в заблуждение никого не могут – симпатии деловых людей в зале (а деловой за последние 10 лет стала вся страна) – на стороне деловых людей на сцене. Финальная сцена – взлёт и повисание мебели, мне видится визуальной фиксацией тезиса: «Мир перевернулся!» То, что 25 лет назад виделось преступлением, сегодня воспринимается как бизнес, а то, что тогда было правильным, идеальным – сегодня становится нелепой жадовской болтовнёй. Театр, как чуткий барометр, зафиксировал кардинальное изменение морали и общественного сознания. Театр, как волшебное зеркало, отразил поражение и сдачу русского интеллигента на пороге XXI века, театр зарегистрировал уход (деградацию или трансформацию) в историческое небытие интеллигенции, этой прослойки русского общества, на протяжении двух веков, определявшей ход российской истории. Процесс, начатый два века назад (рождение русской интеллигенции), завершился: «Так – победили!» Сезон 2002-03 г.г., позади – Великая Русская Буржуазная Революция, небольшой дефолтик и десять лет капитализма, впереди - …
Доходное место
Tags: Захаров, Мейерхольд, Островский, Райкин, Сатирикон, театр
Subscribe

  • Я брожу словно тень средь теней

    Корпорация "Святые моторы" / Holy Motors, режиссёр Леос Каракс / Leos Carax, Франция, 2012 Каннский кинофестиваль, 2012 год – номинация Можно…

  • Сюр соблазнов

    Дурная кровь / Mauvais sang, режиссёр Леос Каракс / Leos Carax, Франция, 1986 Берлинский кинофестиваль, 1986 год – номинация и утешительные призы…

  • Будут бить!

    Естественный свет / Természetes fény, режиссёр Денеш Надь / Dénes Nagy, Венгрия, Латвия, Франция, Германия, 2021 Берлинский кинофестиваль, 2021…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments