Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Кому звонит бубенчик?

Людмила Улицкая «Детство 45-53: а завтра будет счастье», Театр-фестиваль Балтийский дом, режиссёр Анджей Бубень, 2015

Дети в подвале играли в гестапо
Зверски замучен сантехник Потапов.
Из советского фольклора


Спектакль идёт в шести пространствах, первое представляет собой большую залу, в которой расставлены полуразрушенные, посеревшие от времени скульптуры пионеров и пионерок, вроде тех, что когда-то украшали детские парки и пионерлагеря, у некоторых фигур вместо рассыпавшихся рук и ног - металлическая арматура каркаса, здесь когда-то было чьё-то детство.
Появляются шесть уродцев с трясущимися головами, руками и ногами. Лица у них как у зомби серо-землистого цвета, молодые актрисы и актёры изображают стариков и старушек шапокляков, то ли оживших мертвецов, то ли зомби из чьей-то памяти. Шапокляки, трясясь и корёжась, противными голосами рассказывают истории из детства 45-53 г.г., одна страшней другой про голод, войну, смерти, болезни, нищету: голодный мальчик ел свои какашки и они были вкуснее бурды-еды, оставляемой мамой; двух мальчиков родители в самом начале войны сдали в детдом, чтобы им удобней и быстрей было ехать в эвакуацию, таких детей был целый пароход, в детдоме детей и оставили, там они голодали, над ними издевались, их били, после войны они оттуда сбежали, голодные и оборванные с обглоданной буханкой хлеба (в подарок родителям) через всю страну добрались домой, родителей дома не было, они открыли шкаф, там лежало масло и французские булки, «Что это?» - спросил маленький мальчик; «я потерял продуктовые карточки. мне три-четыре года было, мы голодали но выжили, я хорошо эти карточки помню – в них было по 400 грамм чёрного хлеба»; мальчик с папой стоял в очереди за хлебом, очередь ломанула, папа держался рукой за дверь, папе руку отломили-раздробили; один богатый мальчик с карманами полными печенья выходил во двор, надкусывал печенку и бросал в пыль, голодные маленькие детишки бросались за печеньем; «моего доброго папу отправили на войну убивать других людей» …
Зомби_45-53 ведут зрителей дальше, в другие пространства, это обшарпанные полутёмные комнаты, с подтёками на потолке, и тут зомби, из ванны, с потолка, или почему-то просто стоя, вещают всё те же страшилки про голод, холод, гулаги, лагеря для военнопленных с трупами и голодными пленными, репрессии и т.п. В некоторых комнатах на верёвках развешаны фотографии того времени, обычные портретные фотографии, и на них живые лица живых людей, и детей, и взрослых, и не в грязи и в дерьме, а в обычной одежде, но рассказы следуют всё те же, и всё про то же, того же чёрно-чёрного цвета, про ужасы-гулаги-голод.
Комнаты соединяются узким длинным, как труба, и тоже полутёмным коридором, и в нём зомби продолжают рассказывать всё те же страшилки, тут возникает образ канализационной трубы, по этой канализационной трубе памяти 45-53 зрители двигаются в последнее шестое пространство, в небольшой зрительный зал «Комната 91», здесь всё также, те же ужастики_45-53 чёрного цвета на одной и той же чёрной ноте про страну уродов, упырей и мерзавцев. «Страна мерзавцев» - это цитата из спектакля. К шести зомби добавляются шесть кукол, изображающих видимо трупы. Ближе к финалу у персонажей 45-53 вдруг иногда почему-то прорываются человеческие интонации, но зомбированному зрителю уже сложно их воспринять, принять и услышать.

Друг мой, не надо. Не спрашивай меня кому звонит этот зомби-бубенчик. Он звонит не для тебя и не для меня. Одноцветным может быть канализационный поток, но не искусство.
Детство 45-53: а завтра будет счастье
Tags: БалтДом, Бубень, театр
Subscribe

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 29 comments

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…