Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Весь мир – карусель, а люди в нём – игрушки!

Александр Островский «Горячее сердце» во МХАТе имени Горького, режиссёр Валерий Белякович, 2002

Кукольный театр
Все герои спектакля одеты в костюмы цвета светлой необожжённой глины (художники по костюмам И.Бочоришвили и К.Дымонт), узор крупный, яркий, всего из трёх цветов – красного, зелёного, синего. Костюмы скроены таким образом, что в них все герои похожи на дымковскую вятскую игрушку, причём дымковскую игрушку не сегодняшнюю, аляповато-разноцветную, полностью залитую эмалью и которую продают сегодня иностранцам

а на те вятские игрушки, в которые играли русские дети в позапрошлом веке и первой половине века прошлого – некрашеная глиняная фигурка, у мужчин: широкие (узенькие из глины не слепишь) дугообразные ноги враскаряку, размахаистые пиджаки-кафтаны, у женщин: широченные платья, в волосах огромный бант; яркая краска (эмаль) - только на лице и в виде узоров на платье. Яркий грим – однотонный телесный и алые круглые пятна румян, нарисованные баки (у Наркиса), ярко-красные сапожки в гармошку – завершают игрушечно-кукольный облик героев. У двух персонажей – накладные почти клоунские носы: у Силантия длинный птичий, у городничего Градобоева – как большая картошка. Градобоев похоже лепился вот с этой фигурки офицера в красном мундире чуть вверх и правее от центра фотографии

только в спектакле его фигура ещё более гиперболизирована – огромные (почти на целое плечо) эполеты, широченный ярко-красный мундир, маленькая головка. Люди-игрушки, люди-куклы населяют этот спектакль. Пластика и речь героев тоже кукольная – каждый исполнитель гиперболизирует одну-две главные черты своего персонажа и на этом строит свою роль: у городничего – это его начальственный тон, у приказчика Наркиса – жуликоватость, переходящая в красочные бандитские интонации (все пальцы унизаны огромными перстнями), у Васи Шустрого – плясовая бесшабашность и т.п. Гаврило и Вася Шустрый в своём диалоге смотрятся масочной парой – это русские Пьеро и Арлекин – Гаврило громко по-пьеровски плачет, затыкая рот кулаком, а Вася – экзальтированно хохочет.
По жанру спектакль можно определить как гротескный балаган. Артисты играют азартно, с огоньком в глазах. С песни «Когда б имел златые горы…» он начинается, песнями продолжается и песней с пляской заканчивается. Смотреть интересно, даже зная сюжет, а не зная – так и захватывающе (наблюдал девочек-старшеклассниц, сидящих по соседству). Но кукольная балаганность несколько усредняет всех героев этой пьесы Островского, превращая их всех в ГОРЯЧИЕ СЕРДЦА. Открытие Островского «балаганно-игрушечным» ключом гротескно укрупняет характеры, страсти, но содержательно спектакль мельчает, превращаясь в балаганное зрелище. Наиболее интересными получились отрицательные персонажи: Наркис (М.Кабанов) – этакий красочный Бармалей, пугающий всех (в том числе и Матрёну) своим коварством и злобой; Вася Шустрый (М.Дахненко) – самая красочная «дымковская игрушка», из под картуза с малиновым цветком торчит кудрявый чуб, это игрушка-плясун; Матрёна Харитоновна (Л.Матасова) – своенравная шабутная бабёнка. Хлынов у В.Клементьева вышел не слишком колоритным, актёр направил все свои усилия на создание мощной мужской ауры Тарах Тарасыча, позабыв, что про его эксцентричность.

Сценография
Художник-сценограф – В.Белякович. На поворотном кругу установлено металлическое сооружение белого цвета, нечто похожее на смотровую площадку, с несколькими лестницами. Это – и дом Курослепова, и усадьба Хлынова, и лес, в котором шастают «разбойники». Надо признать, что выразительно декорация используется лишь дважды: в прологе, когда все герои сценический круг вращается и герои, стоящие на лесенках выезжают к зрителям, как на карусели – кто-то поёт, кто-то начинает уже свой монолог, кто-то заигрывает со зрителями – балаган начинается с карусельной круговерти. И так же «на карусели» герои уезжают из спектакля. Во всех остальных эпизодах декорация «не играет» - актёры носятся под сооружением, по лесенкам и по площадке, и главное ощущение от этого движения – суета и ничего больше. Возможно, Беляковичу, имеющему как сценографу лишь опыт освоения камерного специфического пространства Юго-Запада, стоило пригласить профессионального художника.

Карусель
Жаль, что «карусельный» замысел режиссёра-постановщика В.Беляковича, подхваченный художником по костюмам И.Бочоришвили и почти всеми актёрами, был лишь частично поддержан художником-сценографом В.Беляковичем, и в результате - театральная метафора «Весь мир – карусель, а люди в нём игрушки!», к сожалению, оказалась воплощена в спектакле не полностью.

Юго-Запад в центре Москвы
Режиссёр-постановщик В.Белякович использует в спектакле и свои «фирменные» юго-западные приёмы: диалог через зрителя и монологичность. Но надо отметить, что приёмы эти, очень сильно работающие в замкнутом полуподвальном пространстве Юго-Запада, в разомкнутом пространстве МХАТа несколько теряют свою энергетику.

Актёры
Роли получились у тех артистов, кто понял и смог реализовать замысел режиссёра – играть не живых людей, а «дымковских игрушек», балаганно, гротескно, педалируя и преувеличивая эмоции: Наркис, Матрёна, Градобоев, Вася Шустрый, Гаврило, Силан. Совершенно по-особому играл Курослепова И.С.Криворучко, он сумел создать одновременно и маленькую «глиняную» куколку и маленького запутавшегося человечка. В Параше кукольная игрушечность была, прежде всего, во внешности – длинная коса с большим бантом, яркий румянец, в руках огромный платочек, получались у неё временами и капризно-кукольные интонации. Возможно, ей стоило строить рисунок роли более ярко – что-то вроде русской куклы Мальвины. Гораздо менее интересны были Хлынов, Аристарх (Самойлова помню ещё по «Современнику», ожидал от него большего), Барин с усами.

Иван Семёнович Криворучко
Спешу сообщить о событии, не замеченном театральной прессой: в «Горячем сердце» в роли Павлин Павлиныча Курослепова на московской сцене дебютировал замечательный провинциальный актёр И.Криворучко, более четверти века проработавший в Псковском театре драмы имени Пушкина.
http://gubernia.pskovregion.org/number_13/
http://gubernia.pskovregion.org/number_13/2.php#anons
Приглашение во МХАТ крупных актёров из провинции было всегда традиционной чертой этого театра: из провинциальных театров были приглашены в МХТ Качалов, Вишневский, Дарский и многие другие мхатовцы. Пару лет назад О.Табаков пригласил в свою половину МХАТа Краснова из Саратова. Теперь продолжил традицию МХАТ имени Горького.
В финале спектакля, когда все злоумышленники, в том числе и жена Павлин Павлиныча, разоблачены, Курослепов выходит на авансцену – маленькая «глиняная» хрупкая фигурка без всяких узоров, всклоченные седые волосы, очёчки «а ля Чернышевский» в металлической оправе, и растерянно обращается к небу, которое весь спектакль валилось на него и растерянно произносит: «А как же я? Что же мне делать?»
Tags: Белякович, театр
Subscribe

  • Красный призрак Победы

    Красный призрак, режиссёр Андрей Богатырёв, Россия, 2020 Кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет! Сергей Эйзенштейн. Александр Невский…

  • танцуй, танцуй-ножка

    Паркет / Parket, режиссёр Александр Миндадзе, Россия, Польша, Великобритания, 2021 Коси, коси-ножка, покоси немножко. Старинная детская…

  • 10 фильмов про лето

    Есть что-то прекрасное в лете, А с летом прекрасное в нас. Сергей Есенин. Анна Снегина (1924) 1. Лето с Моникой Sommaren med Monika Ингмар…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment