Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

«В чём сила, царь?»

Владимир Рецептер «А.С.Пушкин. История Петра (Странный монарх)», театр Пушкинская школа, режиссёр Владимир Рецептер, 2015

Спектакль играется в одной из гостиных дома Кочневой на Фонтанке. Расписные потолки, лепнина стен в стиле классицизма являются своего рода элементами встроенной декорации, барельеф на фронтальной стене в некоторых сценах подсвечивается синим, сценография – на века. Посреди площадки на небольшом пьедестале трон, но Пётр I на него не садится, только присаживается иногда на предтронный постамент или на пару чёрных чурбаков, что стоят по бокам. Спектакль построен как ряд сюжетно не связанных сцен, относящихся к 1718 году, году столкновения Петра с оппозицией, лидером которой стал его сын, царевич Алексей. Каждую сцену открывает лицо от театра, он цитирует пушкинский первоисточник, потом идёт диалог Петра в стихах с кем-нибудь из его приближённых или олигархов-коррупционеров (Толстой, Меньшиков, Шафиров), или из служивых (поручик Кожин), или с жёнами (Екатерина, Евдокия), с царевичем, и просто с женщиной. Стих не сильно рифмованный, временами просто белый ямб. Есть несколько бесед двух человек из народа, обсуждающих и комментирующих на Морской политические новости – арест царевича Алексея, затем его пытки и смерть. Костюмы у персонажей стилизованные – широкие рубахи до пола из некрашеного полотна или мешковины, у знати украшенные условными орденами и лентами, у простонародья – попроще, помешковатей. У Алексея рубаха цвета кроваво жертвенного – алого. Пётр – словно, с картины В.Серова, в чёрном камзоле с широкими обшлагами, чёрных бриджах, в чёрных чулках и ботинках. Актёр играющий царя – харизматичен, статен, есть у него и некоторое портретное сходство.
Самый загадочный персонаж – это лицо от театра, он в чёрном, как и царь Пётр, только не в камзоле, а в рубахе до пола. И пару раз, по разу в каждом действии, он вдруг начинает говорить в диалоге слова за царя, причём не с царскими интонациями, а с теми же нейтральными, от лица театра. Загадка разрешается в последней сцене, это уже 1719 год, умер малолетний наследник Пётр Петрович, царь-реформатор, царь-строитель новой России падает духом, сомнения одолевают его, он беседует с ночным гостем, с этим чёрным лицом от театра, и тут, в самом финале, оказывается, это – дух Петра. Он усаживает царя на трон, словно заряжает его. Царь напитывается силой и энергией, напрягает руки, как в силовом упражнении и весь народ русский, рассыпанный по залу, как железные частички к электромагниту, притягивается к трону, облепляет его. Царь и дух его застывают в скульптурных позах. Сила империи в духе императора, в духе народном.
Добротный литературный театр, не более, но и не менее того.
История Петра
Tags: Пушкин, Пушкинская школа, Рецептер, театр
Subscribe

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments