Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Categories:

Идеальное и человеческое

К.В.Глюк «Исправившийся пьяница. Китаянки» в МАМТе, режиссёры-постановщики Анатолий Ледуховский и Георгий Исаакян, 2014


Две оперы Глюка объединены в диптих при помощи декорации художника-постановщика Сергея Бархина. На заднике сцены ярко нарисованы совершенные геометрические тела из платоновского идеального мира – тетраэдр, шар и куб. Перед сценой, перед разноцветными платоновскими телами идеальной формы, на одном уровне и рядом со зрителями располагается небольшой музыкальный ансамбль – творцы идеального (музыки).

В этом идеальном пространстве-мире обитают неидеальные существа – люди. Образ неидеального человека в спектакле также создан С.Бархиным. Бочкообразное тело, гипертрофированные (накладные) руки и нос, огромные башмаки.

«Об чём думает такой человечище? Об выпить хорошую стопку водки, об хорошо закусить, об дать кому-нибудь по морде и я думаю вы сами знаете об чём ещё». Режиссёр «Исправившегося пьяницы» А.Ледуховский подчёркивает разницу между идеальным (музыкой Глюка) и человеческим тем, что в этой барочной опере, исполняемой на французском языке, речитативы гиперчеловеческие человечки (иногда уже пьяненькие) проговаривают на русском языке и в микрофон. Идеальное и человеческое предстает перед зрителем и визуально и вербально. Но некоторое движение к идеальному в сюжете первой комической оперы всё же присутствует: успешная интрига против пьяницы Матюрена приводит к тому, что тот обещает исправиться, и больше не пить. Непьющий человек – почти совершенен, с человеческой, не с идеальной точки наблюдения.
Между двумя операми исполняется явно не глюковская увертюра, на не музыкальных, на «человеческих» инструментах – на бутылках, и опять идеальное и человеческое встречаются.
Во второй части диптиха, в «Китаянках» человеческое уже почти поглощено, растворено в идеальном. Три китаянки и один китаянец – жёлтые гладкие человечки совершенных форм, без всяких изъянов в одеждах, телах и причёсках, ведут диспут о том, какая форма искусства совершенней, при этом изящно двигаются, в некоторых сценах выстраиваются в композицию, напоминающую «Танец» Матисса – пляшущие жёлтые фигурки на синем фоне. Человек, погружаясь в искусство, становится идеальным, ибо искусство - это обитель красоты и совершенства.
Tags: Исаакян, Ледуховский, МАМТ, театр
Subscribe

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment