Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Люди и птицы

«Небесные странники» в театре Ленком, постановка Марк Захаров и Сергей Грицай, 2013

В афише жанр спектакля обозначен как сценическая фантазия по Аристофану и Чехову. Это не инсценировка чеховских рассказов и не постановка аристофановской комедии «Птицы». Метод, которым создан спектакль, я бы назвал «Отпусти персонажей на волю». Таким методом был когда-то создан «Учитель словесности» Н.Шейко и В.Семеновского в МХТ. Демиург спектакля берёт героев литературного произведения и отпускает их в пространство театра, где они живут и действуют на сцене в канве исходного сюжета, но слова у них уже от театра, а не из первоисточника. Из пьесы Аристофана в спектакль прилетели птицы вместе с птичьим царём Удодом, а из рассказов Чехова пришли Дымов, его жена Ольга и её якобы VIP-окружение из «Попрыгуньи», хористка из одноимённого рассказа, садовод Песоцкий и его дочь Таня с Чёрным монахом.
Сцена Ленкома, в лёгкой дымке, опутанная движущейся, меняющей форму, деревянной конструкцией напоминающей своими ломаными поворотами какой-то пространственный каббалистический знак – представляет собой некое единое мистическое пространство бытия, где обитают Люди и Птицы, где ничто и никто не исчезает, лишь меняет свою форму. Люди, их страсти и чувства, стремления и страдания, жизнь и мечты – чеховские, человеческие. Птицы, с невидимыми людям крыльями – таинственные, аристофановские. Птицы – это и души умерших, птицы-странники, и духи, птицы-демоны во главе со своим повелителем, и Чёрный монах, приходящий оттуда, из таинственной небесной выси по наклонной линии деревянного каббалистического знака мучить и терзать людей, проникать в их мысли и сводить их с ума. У птиц особая пластика, что-то промежуточное между пантомимой и танцем. А Люди – всего лишь люди, они живут, страдают, радуются, горюют, влюбляются, работают.
Спектакль говорит о мистическом происхождении страстей, искушений и терзаний человеческих, о мистической тайне смерти. А как нам без мистики обойтись? Вот живёт вполне себе счастливая дама, Ольга Ивановна, любит (взаимно) мужа, но ищет близости каких-то выдающихся и замечательных людей – художников, творцов непонятно чего, не замечая, что самый замечательный её человек рядом с нею. Без демонов, птиц-демонов, это искушение не обошлось.

Вот живёт замечательный человек Дымов, двигает вперёд медицинскую науку, лечит людей, и умирает, спасая одного из них. Где он теперь? Где его душа? Он стал небесным странником, он здесь, рядом с его страдающей и безутешной супругой.
В ленкомовской фантазии сюжеты трёх чеховских рассказов замечательно переплетены и выстроены в единую историю, а сцеплены рассказы самими героями: Дымов – хороший друг Песоцкого, и навещает его, а Ольге, пришедшей к любовнику, приходится стать на время бедной хористкой, у которой жена её художника-любовника вымогает деньги и драгоценности.
Мистическая фантазия Захарова & ленкомовцев – красива, образна, трогательна и художественно убедительна. Верю. Верю в птиц, верю в небесных странников, верю в людей.
Tags: Захаров, театр
Subscribe

  • Жидкие революционеры

    Гвозди б делать из этих людей: Крепче б не было в мире гвоздей. Николай Тихонов. Баллада о гвоздях (1919) Революционеры нулевых, прототипы…

  • Помутнение, или В душе покоя нет

    Фёдор Достоевский «Преступление и наказание», Театр Приют комедианта, режиссёр Константин Богомолов, 2019 Нет, батюшка Родион Романыч, тут не…

  • И Gorby такой молодой!, или Миша + Рая

    «Горбачёв», режиссёр Алвис Херманис, Театр Наций, 2020 Армянское радио спрашивают: а почему Горбачёв везде возит с собой Раису Максимовну?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments