Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

В мире монстров

Александр Островский «Дневник, или На всякого мудреца довольно простоты» Театр У Никитских ворот, режиссёр Аркадий Кац, 2002

Егор Глумов
Узенький просцениум и тесное пространство между зрительскими рядами и сценой – это квартира Глумовых: обшарпанный дощатый пол, слева у стены небольшое бюро. Егор Глумов (Д.Юченков) – молодой человек, на свежем лице – негустые юношеские усики, видимо год-два назад окончил университет, уже «хлебнул» жизни, свой искренний монолог обращает к зрителям, говорит о наболевшем, о продуманном своём решении – он боролся с этим миром, обличал его, теперь он будет его использовать, а всю желчь свою, всю боль, всю правду (отходы этого процесса) изливать в свой Дневник (держит его перед собой, как Евангелие). Итак, вперёд в этот несовершенный мир, но уже с новыми целями и задачами, он распахивает занавес - там, в светлом, уютном, красивом пространстве, где вместо битого театрального пола – наборный, узорчатый паркет, где стены украшены роскошными гардинами пастельных тонов с монументальными кистями (художник – К.Шимановская), там - сидят рядком, неподвижно, как в паноптикуме ОНИ – монстры, то есть люди у которых Деньги и Власть.

Монстры
Не знаю - на самом деле они таковы, или это только взгляд Егора делает ИХ такими, зрители ведь видят всё происходящее глазами Глумова, а потом и слушают краткие резюме по каждой фигуре, записываемое в Дневник, ОНИ даже не столько монструальны, сколько карикатурны:
- Городулин (Ю.Голубцов) – с будённовскими усами, говорит голосом Кирпича-Садальского: «Холосо! Узе…» Считает почему-то себя либералом, Егор мгновенно находит с ним общий язык, обмениваясь с ним тайным знаком «No Pasaran!» и шёпотом распевая коротенький кусочек из «Марсельезы»;
- Мамаев: представьте тупого, глупого, бездарного пушкина, с кудрями и бакенбардами, это - он (А.Лукаш);
- Крутицкий: выжившая из ума рухлядь человеческая с вытаращенными от перманентного удивления и восхищения собственной гениальностью (В.Щербаков);
- Мамаева: ещё не стара, о и не молода, ещё хороша собой. Единственная персона из НИХ, кто встречает гамбит Егора встречной контригрой (Г.Борисова);
- Турусина: тумбообразная и плохо соображающая тётушка (Р.Праудина).
Таких шедевров психологической карикатуры и шаржа, какие создали театральные демиурги, вахтанговцы Плотников (Крутицкий), Гриценко (Мамаев) и товстоноговцы Лебедев (Крутицкий) и Стржельчик (Городулин), актёры из «Никитских ворот», конечно, не представили – масштаб актёрских дарований, безусловно, другой, но играли они, во-первых, смешно, во-вторых, было во всех НИХ что-то единообразное, типовое, как будто все ОНИ из одной коробки с восковыми фигуркаим, из одной команды. Основной инструмент актёрской игры – гротеск, заострение каких-то дурацких черт. Глумов вступая в контакт с НИМИ, в игру с НИМИ, играет по их же правилам, он как актёр на сцене (богатые гардины на стенах – это те же театральные занавесы), и играет он (Глумов) так же гротескно, как живут ОНИ. В минуты своего триумфа, он, отвернувшись от своих противников, моргает зрителям – мол, я выигрываю, я ИХ использую, получая то, что мне нужно. А в игре в любовь, Егор и Клеопатра, связанные шарфиком, нежно прикасаются друг к другу «влюблёнными» лобиками, и, не видя лица своего визави, моргают одновременно зрителям – оказывается, ОНА Егора так же использует, как и он её, она просто юзает это молодое мужское тело. Поэтому она так хладнокровно и с юморком и проводит свою заключительную операцию с публикацией Дневника, а по сути - возвращая себе свою игрушку – младое тело мужского пола для дальнейшего юзания. Глумов приходит на решающую тусовку у Турусиной бледным, осунувшимся, с прилизанными волосами, зная уже, что ничего хорошего его не ждёт. То что, с ним делают ОНИ – похоже на гражданскую казнь: он стоит на коленях, на голову ему одевают, как дурацкий колпак, газету, прорвав в ней дырку, разрывают его дневник на кусочки и швыряют их на голову бедному Егору - он проиграл, он унижен. Он проиграл? Потоптавшись на нём, ОНИ все в один голос признаются – Егор им всё-таки нужен, ИМ, монстрам нужны специалисты по грязным технологиям, не будут же они делать нечистую работу своими руками. Глумов, повернувшись к залу, тайно моргает зрителям, он продолжает свою игру!

Дебюты
По окончании спектакля на аплодисментах вышел М.Розовский и взял слово. Он сказал, что сегодня состоялось два дебюта, и, поскольку режиссёра спектакля А.Каца нет в Москве, поздравит дебютантов он:
- В.Давиденко дебютировал в роли Голутвина, я видел уже его в «Праведниках» он играл Янека, в «Чёрном молоке» - Лёвчика, хороший актёр;
- Денис Юченков дебютировал в роли Глумова, более того это было вообще его первое выступление на подмостках театра «У Никитских ворот». Я видел много дебютов, но таких тёплых поздравлений и аплодисментов от участников спектакля, такой искренней радости, какая светилась в глазах коллег Дениса – мне наблюдать в театре не приходилось ещё. Знаю, что 07 сентября 2003 г. произошло историческое для русского театра событие – состоялся московский дебют большого артиста Д.Юченкова. В антракте в фойе удалось увидеть фотографии из спектакля с предыдущим Глумовым – А.Масаловым. Безусловно, то был другой, менее интересный спектакль, это был не Егор, а Егор Дмитрич, ровесник Мамаевой, а это уже совсем другая история.
Tags: Кац, театр
Subscribe

  • Жидкие революционеры

    Гвозди б делать из этих людей: Крепче б не было в мире гвоздей. Николай Тихонов. Баллада о гвоздях (1919) Революционеры нулевых, прототипы…

  • Помутнение, или В душе покоя нет

    Фёдор Достоевский «Преступление и наказание», Театр Приют комедианта, режиссёр Константин Богомолов, 2019 Нет, батюшка Родион Романыч, тут не…

  • И Gorby такой молодой!, или Миша + Рая

    «Горбачёв», режиссёр Алвис Херманис, Театр Наций, 2020 Армянское радио спрашивают: а почему Горбачёв везде возит с собой Раису Максимовну?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment