Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Danse monstrics, или Никогда не говори никогда

Александр Островский «На всякого мудреца довольно простоты», Театр на Таганке, режиссёр Владимир Мирзоев, 2012

Страна, все поры которой забиты говном.
Венедикт Ерофеев. Из записных книжек 1970-х годов.


Сегодня вы увидите!
Егор Дмитрич Глумов ведёт свой разоблачительный дневник на Фейсбуке в подзамочных записях. Недоброжелатели нанимают хакера, который вскрывает его электронную почту и фейсбучный аккаунт, и глумовский тайный викиликс становится публичным – это, а также Глумова отправляющего с айфона анонимные эсэмэски влиятельным лицам, речь Крутицкого о пенсионной реформе в России, транслируемую из Куршавеля через ютуб, пуську Манефу пляшущую рэп-лезгинку в синагоге и требующую запрета в интернете всех фильмов с неправильным изображением мусульман, начиная с «Белого солнца пустыни», олигарха Мамаева, покупающего футбольный клуб «Реал-Мадрид» вместе с разорившейся испанской провинцией, Турусину, гадающую на гугле, дага Курчаева стреляющего на свадьбе Машеньки из травматики по полицейским – всего этого в спектакле «На всякого мудреца довольно простоты» в Театре на Таганке вы не увидите. Спектакль – традиционно постмодернистский, умеренно авангардный, узнаваемо мирзоевский. Тема и образ его задаются с самого начала сценографией Аллы Коженковой – грязные шероховатые бетонные стены, покрытые плесенью и ржавчиной, образуют затхлое замусоренное пространство перманентно загнивающей и неблагоустроенной страны, персонажи которой ходят по вечно временному невысокому деревянному помосту, на скорую руку сколоченного из поддонов, и с которого так удобно сбрасывать мусор вниз, себе под ноги, на театральную твердь.

Так было, так будет
Мирзоевские персонажи одеты в костюмы всех эпох, от камзолов и парадных платьев века XVIII до поношенных советских генеральских галифе с лампасами и современных модных костюмов – вчера-сегодня-и-всегда, здесь так неуютно и засрано было всегда и всегда будет. Ибо все «поры тут забиты говном». Битая молью красная ковровая дорожка, с зелёной окантовкой, накинутая на замызганную крутую бетонную лестницу – это мостик из прошлого в день сегодняшний и в будущее, раньше такие дорожки стелили в обкомах-горкомах, чтоб по ним проходили в кабинеты самые важные лица, сейчас по ней спускаются на сцену жизни властители и хозяева этого мирка – Мамаев, Крутицкий, Городулин. Это – не люди, точнее, не совсем люди, не человеки Островского – мирзоевские фрики: ханжи, демагоги, коррупционеры, лгуны, бюрократы, мерзавцы, тупицы, садо-мазохисты, … Актёры изображают их гротескно, эксцентрично, и потому выглядят они монстрами, точнее монстриками, отвратительными карикатурно, фриково. Все места в этом мире и в этой жизни ими заняты – монстриками мамаевыми-крутицкими-городулиными-… А самые лучшие места у владимира владимировича и дмитрия анатольевича – об этом молодому начинающему карьеристу Глумову сразу же сообщают, по прибытии его к месту начала будущей карьеры. И ничего тут не реформируется и не изменяется, только зимнее время сменяется на летнее, а потом обратно на зимнее. Егор Дмитрич Глумов – точно такой монстрик, как и все эти большие начальники, только начинающий, набирающий опыт, вес и статус.

Дорогой Никита Сергеевич
Есть тут и монстрик обаятельный – Крутицкий, он же - киноолигарх Никита Сергеевич Михалков (его играет двойник - артист Рыжиков): пышные усы с проседью, небольшая залысина, узнаваемая мурлыкающая скороговорка, вкрадчивые мягкие кошачье-рысьи интонации, которыми он завоёвывает женщин и весь мир. Только Н.С.Михалков на сцене в единственном экземпляре, всех остальных фриков, включая Глумова, играют два и даже три актёрских состава попеременно – одну сцену один, следующую – другой, к финалу уже не всегда даже и понятно кто из них кто, но это и не важно – монстрики двоятся в глазах и троятся, да ещё при этом и отражаются в двух кривых зеркалах.

Финал?
Глумов разоблачён, или нет? Или разоблачены все они? Это не важно. Важно, что он такой же как и они все, такой же монстрик. Глумов женится? На ком? На Машеньке, на Мамаевой или на Турусиной? Не различить - каждая из актрис двух составов побывала каждой из этих vip-дам. Да это – не важно. Важно – что на одной из них. Не важно и то, что он говорит им и о них, важно – что его слова отражаются в них, они вибрируют в его словах, вместе с ним, а за их спинами и над ними возвышается неподвижный и неколебимый каменный монстр. Вибрации и колебания перерастают в танец, в рок-н-ролл. Монстрики танцуют. Danse macabre? Нет… Уж больно танец зажигательный. Danse monstrics. Ведь этот заплесневший мёртвый мирок не умрёт никогда. Никогда-никогда?

На всякого мудреца довольно простоты
Tags: Мирзоев, Островский, Таганка, театр
Subscribe

  • Я брожу словно тень средь теней

    Корпорация "Святые моторы" / Holy Motors, режиссёр Леос Каракс / Leos Carax, Франция, 2012 Каннский кинофестиваль, 2012 год – номинация Можно…

  • Сюр соблазнов

    Дурная кровь / Mauvais sang, режиссёр Леос Каракс / Leos Carax, Франция, 1986 Берлинский кинофестиваль, 1986 год – номинация и утешительные призы…

  • Будут бить!

    Естественный свет / Természetes fény, режиссёр Денеш Надь / Dénes Nagy, Венгрия, Латвия, Франция, Германия, 2021 Берлинский кинофестиваль, 2021…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments