Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Ах, как хорош этот спектакль!

Ежи Брошкевич «Ах, как хорош этот мир!..» в Театре Сфера, режиссёр Александр Коршунов, 2003

Лекция на Камерной сцене «Сферы»
Камерная сцена театра «Сфера» - это репетиционный зал, по трём стенам которого стоят кресла для зрителей, у четвёртой стены стоит столик-кафедра для лектора, висят детские рисунки и обычная школьная доска, посреди комнаты – сундук, бочка и нечто накрытое пледом. Ассистент Лектора, забавная толстушка с добрыми глазами и в старомодном чепце (К.Оверко), делает последние приготовления к лекции – приносит мел, графин с водой, стаканы, проверяет микрофон и т.п. Ассистент обеспокоенно выглядывает в дверь, спрашивая у кого-то: «Не пришёл?». Лектор задерживается. Слушатели (они же зрители) ждут. Вдруг из коридора раздаётся: «Пришёл! Пришёл!» Быстрым шагом входит запыхавшийся человек со всклоченными волосами (В.Стоноженко), с толстым портфелем в руке, на ходу просит прощения за опоздание, говорит что-то про автомобильные пробки, просит Ассистента раздать слушателям бумагу для записей, начинает лекцию. Лектор рассказывает про документальные свидетельства путешествия Лемюэля Гулливера – его письма к дочери (Ассистент их показывает слушателям), рисунки его младшего сына, записывает некоторые факты на доске. Рассказ Лектора, учёного-исследователя гулливерианы, удивительно достоверен – веришь, что так всё и было. И как-то незаметно (по крайней мере, я не заметил этого мгновения перевоплощения) он превращается в Гулливера.

Человек вне клетки, или лилипут в плену у ГУЛЛИВЕРА
Гулливер на палубе корабля, увозящего его из лилипутского плена, у него блестят глаза, он упоён свободой, он веселится, вдохновенно прикладываясь к бутылке и к бочонку. Он снимает плед с «тумбы», это - клетка, в ней маленький домик, в нём - лилипут Гульга, который помог бежать ему из плена, а теперь Гулливер везёт его с собой. Вначале он вспоминает, как лилипуты взяли его в плен, как они хотели выколоть копьями ему глаза, чтобы он не убежал от них, потом хотели его кастрировать, чтобы он не тосковал в неволи без своей гулливерской самки. И поначалу кажется, что это спектакль о зле, неискоренимо сидящем в человеке: когда Гулливер с жаром рассказывает своему пленнику о том, как ему хотелось растоптать лилипутский город, разрушить и поджечь королевский дворец, сломать городскую дамбу, чтобы вода затопила столицу, и чтобы утопающие лилипуты горели, а горящие тонули. Особенно ему хотелось топтать и разрушать школы, видимо лилипутские школьники совсем достали человека-гору своими проказами. Кажется, что это спектакль о злобе, с которой человек встречает представителей чужого, враждебного ему мира: лилипуты - Гулливера, а Гулливер – лилипутов. Но во время диалога Гулливера с Гульгой, понимаешь, что это спектакль о Свободе. Гулливер упоённо рассказывает Гульге, какое сокровище в его лице он приобрёл, как много денег он заработает, показывая лилипутика в Академии Наук и в цирках, где маленький человечек будет плясать, развлекая публику. Гулливер будет бизнесменом, его менеджером, ведь работа менеджера неизмеримо сложнее, поэтому он и зарабатывать будет больше. Лилипутка эта перспектива не радует, он плачет. Гулливер объясняет глупышу, что с несвободой можно смириться, если принять её в виде данности, необходимости. «Ах, как прекрасен этот мир!» - восклицает счастливый бизнесмен. Но невольника Гульгу это не утешает, безнадёжной тоской льётся из его домика мелодия «Лунной сонаты», он музицирует. Но вот вроде Гулливер уверен, что договорились, Гульга спокоен, спокоен так, что достаёт откуда-то нож и убивает себя. Свобода необходима ему как воздух, маленький человечек задыхается без неё.

Человек в клетке, или гулливер в плену у ВЕЛИКАНА
После коротенького перерыва, во время которого спектакль не прерывался - Ассистентка лишь обнесла слушателей напитками и конфетами, начинается второе путешествие Гулливера. Он засыпает, а просыпается в клетке, которая возникла в одно мгновение на глазах зрителей. Его поймал и посадил в клетку птицелов, великан Глюм.

В клетке человек мгновенно превращается в человечка, в маленького человечка. Он переполнен страхом, он лебезит перед великаном, он умоляет его отпустить, он льстит Глюму, называя его смрадное дыхание ароматом, а вонючую слюну душистой жидкостью, он молит Бога, он даже угрожает своему хозяину – всё бесполезно, участь его предрешена – он будет плясать в цирке, как заведённая машинка, развлекая великанскую публику, он даже вытребовывает себе один выходной в неделю и хорошее питание. Но взгляд его переполнен тоской, «Ах, как хорош этот мир!» - тоскливо восклицает он и при этом смотрит туда, за стены клетки. Безысходной тоской льётся «Лунная соната» - откуда-то из души Гулливера. Воспоминание о музыке Гульги? Нет, о лилипуте он не вспоминает, это его, Гулливерова, музыка. Наконец он успокаивается, берёт нож и … вонзает в себя, и мёртвым становится свободным – стенки клетки в одно мгновения падают. Свобода – это необходимость!
Tags: Брошкевич, Коршунов, Сфера, театр
Subscribe

  • без

    Валерий Печейкин «Человек без имени», Гоголь-центр – коллективное сочинение, 2021 Дыр бул щил убещур Алексей Кручёных (1912) Россия без царя…

  • Детство, которое всегда с тобой

    Михаил Зощенко «Лёля и Минька в Школе клоунов», режиссёр Михаил Левитин-младший, Театр Эрмитаж, 2013 Счастливая, счастливая, невозвратимая пора…

  • Театру быть!

    Михаил Дурненков «Вечно живые. История в лицах» Театр Современник, режиссёр Виктор Рыжаков, 2021 27 ноября. 11 вечера. Студия Просмотр «Вечно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment