Жан (jeanix) wrote,
Жан
jeanix

Category:

Из жизни отдыхающих

Антон Чехов «Чайка» в Театре на Покровке, режиссёр Геннадий Шапошников, 2003

Жанр спектакля обозначен в программке как «Репетиция комедии в 4-х действиях». Зрители, входящие в небольшой покровский зальчик, попадают на театральную репетицию - несколько актёров, сидят за столиком и разговаривают, в руках у одного из них гитара, он перебирает струны, кто-то вполголоса напевает романс, не спеша зрители, на ходу разговаривая, собираются на спектакль, точно также, не спеша, собираются артисты на репетицию. Последней приходит актриса, играющая Заречную. Стены театрального зала задрапированы светлой тканью, которая лежит складками – всё это напоминает занавес, в левом углу ткань чёрная, есть в там и дополнительный тоже чёрный занавес – это сцена, на которой будет идти спектакль «Люди, львы, орлы, и куропатки…» Персонажи в программке перечислены в скобках: (Треплев), (Аркадина) и (пр.) - актёры Театра на Покровке играют не чеховских героев, а артистов, играющих Треплева, Аркадину и других чеховских персонажей. Но репетиция эта какая-то ненастоящая, нет в ней чего главного. Чего? На репетиции СОЗДАЁТСЯ спектакль. Кто хоть раз был на репетиции Эфроса, Мейерхольда, Любимова, Станиславского, Женовача, Товстоногова или Арцибашева, т.е. на репетиции Режиссёра, или хотя бы видел её в записи, то он должен помнить эти божественные мгновения Создания Мира, значит, он видел Демиурга, Создателя, в действии. На данной покровской репетиции комедии момент Создания отсутствует, режиссёр-демиург, создатель театрального мира не появляется, да и не проявляется. Репетиционность данного спектакля обозначена следующим образом:
- актёры играют как бы не по-настоящему, ведь это репетиция, ведь это не Заречная, Треплев и др., а артисты их играющие, это отражение отражения, потому и «свет» от героев такой тусклый.
- актёры иногда читают не только текст своей роли, но и сопроводительные ремарки, и эти ремарки актёры никогда не исполняют, например, последний монолог (Треплева) выглядит так: «Это может огорчить маму… рвёт все свои рукописи… и бросает их под стол… потом отпирает правую дверь… и уходит…» Во время всего монолога и после него (Треплев) остаётся неподвижным и ничего не рвёт и вообще ничего не делает. Зачем это придумано – непонятно, ибо это абсолютно невыразительно. На репетициях вышеперечисленных режиссёров ремарки обыгрывались и обыгрываются, в них и в тексте ролей режиссёр-демиург всегда ищет причины и мотивы поступков героев, демиург производит действенный анализ пьесы, ремарки он просит проиграть, а не читать, или наоборот, демиург может ставить спектакль поперёк ремарок, игнорируя их, или придумывая собственные, в этом случае также актёру не надо их зачитывать и не исполнять.
- в спектакле совсем не выстроены мизансцены, большую часть действия за столиком, и на стульях сидят многие актёры, вроде как ждут своей очереди репетировать, а на переднем плане маются (аркадины), (сорины) и (другие).
- после антракта один из артистов объявляет: «Продолжаем репетицию».
Вся эта «репетиция комедии», весь этот театр в театре придуман с одной целью: представить спектакль, в котором актёры играли как бы про себя. «Как бы» - получилось, «про себя» - нет, ибо «про себя» - это из глубины своей души, обнажая свою боль, ибо «его (её)» боль уже стала твоей, сжигая в театральной топке собственные нервы, без всяких скобочек, так как (Заречная)-Наталья Фищук играет Варю в «Дикарке», а не поверхностно репетируя и равнодушно сопровождая свой текст, спокойной ремаркой.
Итак, репетируя, в мягких, пастельных тонах, не форсируя эмоций, покровские актёры создают спектакль-мелодраму из жизни литературно-артистической богемы, отдыхающей на курорте, находящемся на берегу озера: житейская история из жизни воспитанных, вежливых людей. Мораль сей спокойной, мягкой мелодрама проста: «тяжела и неказиста жизнь простого артиста и/или литератора» - «надо ехать в елец в поезде с купцами, а потом перед ними играть, надо нести свой крест, надо покупать много платьев, значит надо много денег а их нет надо писать текст писать прозу вот плывёт облако похожее на…» Серая, безрадостная, монотонная жизнь у артистов и писателей, и как символ этой жизни посреди репетиционного зала стоит огромная чёрно-белая картина, на которой крупно нарисованы чёрно-белые цветы, то ли ирисы, то ли гладиолусы – бесцветные цветы, бесцветные как литературно-артистическая жизнь. Режиссёр Г.Шапошников обузил в своем спектакле чеховскую пьесу, и, несмотря на это сужение панорамы своего взгляда, какой то дополнительной концентрации, добычи нового смысла, которые появляется при пристальном локальном исследовании, он не смог обеспечить. Это, безусловно, самый слабый спектакль Театра на Покровке за всё время его существования. Заявляю со всей ответственностью, ибо посещаю (и люблю) этот театр ещё с тех времён, когда размещался он на Ольховской улице.
Чайка
Tags: Покровка, Чехов, Шапошников, театр
Subscribe

  • Андрей Мягков: роли, люди, жизнь

    Первая же кинопроба Мягкова оказалась попаданием в «яблочко». Я был приятно удивлен и очарован комедийным даром артиста, его легкостью и…

  • Василий Лановой. Театр, кино и вечность

    Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас…

  • Юрий Лахин. Восемь ролей

    В театре 1. Аристарх Владимирыч Вишневский – Доходное место, Сатирикон, режиссёр Константин Райкин, 2003 2. Мокий Пармёныч Кнуров –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment